books.academic.ru

Леонид Пантелеев - Белочка и Тамарочка

Содержание:

Белочка и Тамарочка

НА МОРЕ

У одной мамы было две девочки.

Одна девочка была маленькая, а другая побольше. Маленькая была беленькая, а побольше - чёрненькая. Беленькую звали Белочка, а чёрненькую - Тамарочка.

Девочки эти были очень непослушные.

Летом они жили на даче.

Вот они раз приходят и говорят:

- Мама, а мама, можно нам сходить на море - покупаться?

А мама им отвечает:

- С кем же вы пойдёте, доченьки? Я идти не могу. Я занята. Мне надо обед готовить.

- А мы, - говорят, - одни пойдём.

- Как это одни?

- Да так. Возьмёмся за руки и пойдём.

- А вы не заблудитесь?

- Нет, нет, не заблудимся, не бойся. Мы все улицы знаем.

- Ну, хорошо, идите, - говорит мама. - Но только смотрите, купаться я вам запрещаю. По воде босичком походить - это можете. В песочек поиграть - это пожалуйста. А купаться - ни-ни.

Девочки ей обещали, что купаться не будут.

Взяли они с собой лопатку, формочки и маленький кружевной зонтик и пошли на море.

А у них были очень нарядные платьица. У Белочки было платьице розовенькое с голубеньким бантиком, а у Тамарочки - наоборот - платьице было голубенькое, а бант розовый. Но зато у них у обеих были совсем одинаковые синенькие испанские шапочки с красными кисточками.

Когда они шли по улице, все останавливались и говорили:

- Вы посмотрите, какие красивые барышни идут!

А девочкам это приятно. Они ещё и зонтик над головой раскрыли: чтобы ещё красивее было.

Вот они пришли на море. Стали сначала играть в песочек. Стали колодцы копать, песочные пирожки стряпать, песочные домики строить, песочных человечков лепить...

Играли они, играли - и стало им очень жарко.

Тамарочка говорит:

- Знаешь что, Белочка? Давай выкупаемся!

А Белочка говорит:

- Ну что ты! Ведь мама нам не позволила.

- Ничего, - говорит Тамарочка. - Мы потихоньку. Мама и не узнает даже.

Девочки они были очень непослушные.

Вот они быстренько разделись, сложили свою одёжку под деревом и побежали в воду.

А пока они там купались, пришёл вор и украл всю их одёжку. И платьица украл, и штанишки украл, и рубашки, и сандалики, и даже испанские шапочки с красными кисточками украл. Оставил он только маленький кружевной зонтик и формочки. Зонтик ему не нужен - он ведь вор, а не барышня, а формочки он просто не заметил. Они в стороне лежали - под деревом.

А девочки и не видели ничего.

Они там купались - бегали, брызгались, плавали, ныряли...

А вор в это время тащил их бельё.

Вот девочки выскочили из воды и бегут одеваться. Прибегают и видят - ничего нет: ни платьиц, ни штанишек, ни рубашек. Даже испанские шапочки с красными кисточками пропали.

Девочки думают:

"Может быть, мы не на то место пришли? Может быть, мы под другим деревом раздевались?"

Но - нет. Видят - и зонтик здесь, и формочки здесь.

Значит, они здесь раздевались, под этим деревом.

И тут они поняли, что у них одёжку украли.

Сели они под деревом на песочек и стали громко рыдать.

Белочка говорит:

- Тамарочка! Милая! Зачем мы мамочку не послушались! Зачем мы купаться пошли! Как же мы с тобой теперь домой попадём?

А Тамарочка и сама не знает. Ведь у них даже трусов не осталось. Неужели им домой голыми придётся идти?

А дело уже к вечеру было. Уж холодно стало. Ветер начинал дуть.

Видят девочки - делать нечего, надо идти. Озябли девочки, посинели, дрожат.

Подумали они, посидели, поплакали и пошли домой.

А дом у них был далеко. Нужно было идти через три улицы.

Вот видят люди: идут по улице две девочки. Одна девочка маленькая, а другая - побольше. Маленькая девочка - беленькая, а побольше - чёрненькая. Беленькая зонтик несёт, а у чёрненькой в руках сетка с формочками.

И обе девочки идут совершенно голые.

И все на них смотрят, все удивляются, пальцами показывают.

- Смотрите, - говорят, - какие смешные девчонки идут!

А девочкам это неприятно. Разве приятно, когда все на тебя пальцами показывают?!

Вдруг видят - стоит на углу милиционер. Фуражка у него белая, рубашка белая и даже перчатки на руках - тоже беленькие.

Он видит - идёт толпа.

Он вынимает свисток и свистит. Тогда все останавливаются. И девочки останавливаются. И милиционер спрашивает:

- Что случилось, товарищи?

А ему отвечают:

- Вы знаете, что случилось? Голые девочки по улицам ходят.

Он говорит:

- Эт-то что такое? А?! Кто вам позволил, гражданки, голышом по улицам бегать?

А девочки так испугались, что и сказать ничего не могут. Стоят и сопят, как будто у них насморк.

Милиционер говорит:

- Вы разве не знаете, что по улицам бегать голышом нельзя? А?! Хотите я вас за это сейчас в милицию отведу? А?

А девочки ещё больше испугались и говорят:

- Нет, не хотим. Не надо, пожалуйста. Мы не виноваты. Нас обокрали.

- Кто вас обокрал?

Девочки говорят:

- Мы не знаем. Мы в море купались, а он пришёл и украл всю нашу одежду.

- Ах вот оно как! - сказал милиционер.

Потом подумал, спрятал обратно свисток и говорит:

- Вы где живёте, девочки?

Они говорят:

- Мы вот за тем углом - в зелёненькой дачке живём.

- Ну, вот что, - сказал милиционер. - Бегите тогда скорей на свою зелёненькую дачку. Наденьте на себя что-нибудь тёплое. И никогда больше голые по улицам не бегайте...

profilib.net

Book: Леонид Пантелеев. Большая стирка

books.academic.ru

 

Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Книга: Пантелеев Леонид «Большая стирка». Большая стирка пантелеев


Рассказы о Белочке и Тамарочке - Большая стирка

Один раз мама пошла на рынок за мясом. И девочки остались одни дома. Уходя, мама велела им хорошо себя вести, ничего не трогать, со спичками не играть, на подоконники не лазать, на лестницу не выходить, котенка не мучить. И обещала им принести каждой по апельсину.

Девочки закрыли за мамой на цепочку дверь и думают: "Что же нам делать?" Думают: "Самое лучшее - сядем и будем рисовать". Достали свои тетрадки и цветные карандаши, сели за стол и рисуют. И все больше апельсины рисуют. Их ведь, вы знаете, очень нетрудно рисовать: какую-нибудь картошину намазюкал, красным карандашом размалевал и - готово дело - апельсин.

Потом Тамарочке рисовать надоело, она говорит:

- Знаешь, давай лучше писать. Хочешь, я слово "апельсин" напишу?

- Напиши, - говорит Белочка.

Подумала Тамарочка, голову чуть-чуть наклонила, карандаш послюнила и готово дело - написала:

ОПЕЛСИН

И Белочка тоже две или три буковки нацарапала, которые умела.

Потом Тамарочка говорит:

- А я не только карандашом, я и чернилами писать умею. Не веришь? Хочешь, напишу?

Белочка говорит:

- А где ж ты чернила возьмешь?

- А у папы на столе - сколько хочешь. Целая банка.

- Да, - говорит Белочка, - а ведь мама нам не позволила трогать на столе.

Тамарочка говорит:

- Подумаешь! Она про чернила ничего не говорила. Это ведь не спички чернила-то.

И Тамарочка сбегала в папину комнату и принесла чернила и перо. И стала писать. А писать она хоть и умела, да не очень. Стала перо в бутылку окунать и опрокинула бутылку. И все чернила на скатерть вылились. А скатерть была чистая, белая, только что постланная.

Ахнули девочки.

Белочка даже чуть на пол со стула не упала.

- Ой, - говорит, - ой... ой... какое пятнище!..

А пятнище все больше и больше делается, растет и растет. Чуть не на полскатерти кляксу поставили.

Белочка побледнела и говорит:

- Ой, Тамарочка, нам попадет как!

А Тамарочка и сама знает, что попадет. Она тоже стоит - чуть не плачет. Потом подумала, нос почесала и говорит:

- Знаешь, давай скажем, что это кошка чернила опрокинула!

Белочка говорит:

- Да, а ведь врать нехорошо, Тамарочка.

- Я и сама знаю, что нехорошо. А что же нам делать тогда?

Белочка говорит:

- Знаешь что? Давай лучше выстираем скатерть!

Тамарочке это даже понравилось. Она говорит:

- Давай. А только в чем же ее стирать?

Белочка говорит:

- Давай, знаешь, в кукольной ванночке.

- Глупая. Разве скатерть в кукольную ванночку залезет? А ну, тащи сюда корыто!

- Настоящее?..

- Ну конечно, настоящее.

Белочка испугалась. Говорит:

- Тамарочка, ведь мама же нам не позволила...

Тамарочка говорит:

- Она про корыто ничего не говорила. Корыто - это не спички. Давай, давай скорее...

Побежали девочки на кухню, сняли с гвоздя корыто, налили в него из-под крана воды и потащили в комнату. Табуретку принесли. Поставили корыто на табуретку.

Белочка устала - еле дышит.

А Тамарочка ей и отдохнуть не дает.

- А ну, - говорит, - тащи скорей мыло!

Побежала Белочка. Приносит мыло.

- Синьку еще надо. А ну - тащи синьку!

Побежала Белочка синьку искать. Нигде найти не может.

Прибегает:

- Нет синьки.

А Тамарочка уже со стола скатерть сняла и опускает ее в воду. Страшно опускать - сухую-то скатерть в мокрую воду. Опустила все-таки. Потом говорит:

- Не надо синьки.

Посмотрела Белочка, а вода в корыте - синяя-пресиняя.

Тамарочка говорит:

- Видишь, даже хорошо, что пятно поставили. Можно без синьки стирать.

Потом говорит:

- Ой, Белочка!

- Что? - говорит Белочка.

- Вода-то холодная.

- Ну и что?

- В холодной же воде белье не стирают. В холодной только полощут.

Белочка говорит:

- Ну, ничего, давай тогда полоскать.

Испугалась Белочка: вдруг ее Тамарочка еще и воду заставит кипятить.

Стала Тамарочка скатерть мылом намыливать. Потом стала тискать ее, как полагается. А вода все темней и темней делается.

Белочка говорит:

- Ну, наверно, уже можно выжимать.

- А ну, давай посмотрим, - говорит Тамарочка.

Вытащили девочки из корыта скатерть. А на скатерти только два маленьких белых пятнышка. А вся скатерть - синяя.

- Ой, - говорит Тамарочка. - Надо воду менять. Тащи скорей чистой воды.

Белочка говорит:

- Нет, теперь ты тащи. Я тоже хочу постирать.

Тамарочка говорит:

- Еще что! Я пятно поставила, я и стирать буду.

Белочка говорит:

- Нет, теперь я буду.

- Нет, не будешь!

- Нет, буду!..

Заплакала Белочка и двумя руками вцепилась в корыто. А Тамарочка за другой конец ухватилась. И корыто у них закачалось, как люлька или качели.

- Уйди лучше, - закричала Тамарочка. - Уйди, честное слово, а не то я в тебя сейчас водой брызну.

Белочка, наверно, испугалась, что она и в самом деле брызнет, отскочила, корыто выпустила, а Тамарочка его в это время как дернет - оно кувырком, с табуретки - и на пол. И, конечно, вода из него тоже на пол. И потекла во все стороны.

Вот тут-то уж девочки испугались по-настоящему.

Белочка от страха даже плакать перестала.

А вода уж по всей комнате - и под стол, и под шкаф, и под рояль, и под стулья, и под диван, и под этажерку, и куда только можно течет. Даже в соседнюю комнату маленькие ручейки побежали.

Очухались девочки, забегали, засуетились:

- Ой! Ой! Ой!..

А в соседней комнате в это время спал на полу котенок Пушок. Он как увидел, что под него вода течет, - как вскочит, как замяучит и давай как сумасшедший по всей квартире носиться:

- Мяу! Мяу! Мяу!

Девочки бегают, и котенок бегает. Девочки кричат, и котенок кричит. Девочки не знают, что делать, и котенок тоже не знает, что делать.

Тамарочка на табуретку влезла и кричит:

- Белочка! Лезь на стул! Скорее! Ты же промочишься.

А Белочка так испугалась, что и на стул забраться не может. Стоит, как цыпленок, съежилась и только знай себе головой качает:

- Ой! Ой! Ой!

И вдруг слышат девочки - звонок.

Тамарочка побледнела и говорит:

- Мама идет.

А Белочка и сама слышит. Она еще больше съежилась, на Тамарочку посмотрела и говорит:

- Ну вот, сейчас будет нам...

А в прихожей еще раз:

"Дзинь!"

И еще раз:

"Дзинь! Дзинь!"

Тамарочка говорит:

- Белочка, милая, открой, пожалуйста.

- Да, спасибо, - говорит Белочка. - Почему это я должна?

- Ну, Белочка, ну, милая, ну ты же все-таки ближе стоишь. Я же на табуретке, а ты на полу все-таки.

Белочка говорит:

- Я тоже могу на стул залезть.

Тогда Тамарочка видит, что все равно надо идти открывать, с табуретки спрыгнула и говорит:

- Знаешь что? Давай скажем, что это кошка корыто опрокинула!

Белочка говорит:

- Нет, лучше, знаешь, давай пол поскорее вытрем!

Тамарочка подумала и говорит:

- А что ж... Давай попробуем. Может быть, мама и не заметит...

И вот опять забегали девочки. Тамарочка мокрую скатерть схватила и давай ею по полу елозить. А Белочка за ней, как хвостик, носится, суетится и только знай себе:

- Ой! Ой! Ой!

Тамарочка ей говорит:

- Ты лучше не ойкай, а лучше тащи скорей корыто на кухню.

Белочка, бедная, корыто поволокла. А Тамарочка ей:

- И мыло возьми заодно.

- А где оно - мыло?

- Что ты - не видишь? Вон оно под роялем плавает.

А звонок опять:

"Дз-з-зинь!.."

- Ну что ж, - говорит Тамарочка. - Надо, пожалуй, идти. Я пойду открою, а ты, Белочка, поскорей дотирай пол. Как следует, смотри, чтобы ни одного пятнышка не осталось.

Белочка говорит:

- Тамарочка, а куда же скатерть потом? На стол?

- Глупая. Зачем ее на стол? Пихай ее - знаешь куда? Пихай ее подальше под диван. Когда она высохнет, мы ее выгладим и постелим.

И вот пошла Тамарочка открывать. Идти ей не хочется. Ноги у нее дрожат, руки дрожат. Остановилась она у двери, постояла, послушала, вздохнула и тоненьким голоском спрашивает:

- Мамочка, это ты?

Мама входит и говорит:

- Господи, что случилось?

Тамарочка говорит:

- Ничего не случилось.

- Так что же ты так долго?.. Я, наверно, двадцать минут звоню и стучу.

- А я не слышала, - говорит Тамарочка.

Мама говорит:

- Я уж бог знает что думала... Думала - воры забрались или вас волки съели.

- Нет, - говорит Тамарочка, - нас никто не съел.

Мама сетку с мясом на кухню снесла, потом возвращается и спрашивает:

- А где же Белочка?

Тамарочка говорит:

- Белочка? А Белочка... я не знаю, где-то там, кажется... в большой комнате... чего-то там делает, я не знаю...

Мама на Тамарочку с удивлением посмотрела и говорит:

- Послушай, Тамарочка, а почему у тебя такие руки грязные? И на лице какие-то пятна!

Тамарочка за нос себя потрогала и говорит:

- А это мы рисовали.

- Что ж это вы - углем или грязью рисовали?

- Нет, - говорит Тамарочка, - мы карандашами рисовали.

А мама уже разделась и идет в большую комнату. Входит и видит: вся мебель в комнате сдвинута, перевернута, не поймешь, где стол, где стул, где диван, где этажерка... А под роялем на корточках ползает Белочка и что-то там делает и плачет во весь голос.

Мама в дверях остановилась и говорит:

- Белочка! Доченька! Что это ты там делаешь?

Белочка из-под рояля высунулась и говорит:

- Я?

А сама она грязная-прегрязная, и лицо у нее грязное, и даже на носу тоже пятна.

Тамарочка ей ответить не дала. Говорит:

- А это мы хотели, мамочка, тебе помочь - пол вымыть.

Мама обрадовалась и говорит:

- Вот спасибо!..

Потом к Белочке подошла, наклонилась и спрашивает:

- А чем же это, интересно, моя дочка моет пол?

Посмотрела и за голову схватилась:

- О, господи! - говорит. - Вы только взгляните! Ведь она же носовым платком пол моет!

Тамарочка говорит:

- Фу, глупая какая!

А мама говорит:

- Да уж, это действительно называется - помогают мне.

А Белочка еще громче заплакала под своим роялем и говорит:

- Неправда, мамочка. Мы вовсе и не помогаем тебе. Мы корыто опрокинули.

Мама на табуретку села и говорит:

- Этого еще недоставало. Какое корыто?

Белочка говорит:

- Настоящее которое... Железное.

- А как же, интересно, оно попало сюда - корыто?

Белочка говорит:

- Мы скатерть стирали.

- Какую скатерть? Где она? Зачем же вы ее стирали? Ведь она же чистая была, только вчера постлана.

- А мы на нее чернила нечаянно пролили.

- Еще того не легче. Какие чернила? Где вы их взяли?

Белочка на Тамарочку посмотрела и говорит:

- Мы из папиной комнаты принесли.

- А кто вам позволил?

Девочки друг на дружку посмотрели и молчат.

Мама посидела, подумала, нахмурилась и говорит:

- Ну, что же мне теперь с вами делать?

Девочки обе заплакали и говорят:

- Накажи нас.

Мама говорит:

- А вы очень хотите, чтобы я вас наказала?

Девочки говорят:

- Нет, не очень.

- А за что же, по-вашему, я должна вас наказать?

- А за то, что, наверно, мы пол мыли.

- Нет, - говорит мама, - за это я вас наказывать не буду.

- Ну, тогда за то, что белье стирали.

- Нет, - говорит мама. - И за это я тоже наказывать вас не буду. И за то, что чернила пролили, - тоже не буду. И за то, что писали чернилами, тоже не буду. А вот за то, что без спросу взяли из папиной комнаты чернильницу, - за это вас действительно наказать следует. Ведь если бы вы были послушные девочки и в папину комнату не полезли, вам бы не пришлось ни пол мыть, ни белье стирать, ни корыто опрокидывать. А заодно и врать бы вам не пришлось. Ведь, в самом деле, Тамарочка, разве ты не знаешь, почему у тебя нос грязный?

Тамарочка говорит:

- Знаю, конечно.

- Так почему же ты сразу не сказала?

Тамарочка говорит:

- Я побоялась.

- А вот это и плохо, - говорит мама. - Сумел набедокурить - сумей и ответить за свои грехи. Сделала ошибку - не убегай, поджав хвост, а исправь ее.

- Мы и хотели исправить, - говорит Тамарочка.

- Хотели, да не сумели, - говорит мама.

Потом посмотрела и говорит:

- А где же, я не вижу, скатерть находится?

Белочка говорит:

- Она под диваном находится.

- А что она там делает - под диваном?

- Она там сохнет у нас.

Вытащила мама из-под дивана скатерть и опять на табуретку села.

- Господи! - говорит. - Боже ты мой! Такая миленькая скатерть была! И вы посмотрите, во что она превратилась. Ведь это же не скатерть, а половая тряпка какая-то.

Девочки еще громче заплакали, а мама говорит:

- Да, милые мои доченьки, наделали вы мне хлопот. Я устала, думала отдохнуть, - я только в будущую субботу собиралась большую стирку делать, а придется, как видно, сейчас этим делом заняться. А ну, прачки-неудачки, снимайте платья!

Девочки испугались. Говорят:

- Зачем?

- Зачем? А затем, что в чистых платьях белье не стирают, полов не моют и вообще не работают. Надевайте свои халатики и - живо за мной на кухню...

Пока девочки переодевались, мама успела на кухне зажечь газ и поставила на плиту три больших кастрюли: в одной - вода, чтобы пол мыть, во второй белье кипятить, а в третьей, отдельно, - скатерть.

Девочки говорят:

- А почему ты ее отдельно поставила? Она ведь не виновата, что запачкалась.

Мама говорит:

- Да, она, конечно, не виновата, но все-таки придется ее в одиночку стирать. А то у нас все белье синее станет. И вообще я думаю, что эту скатерть уже не отстираешь. Придется, наверно, выкрасить ее в синий цвет.

Девочки говорят:

- Ой, как красиво будет!

- Нет, - говорит мама, - я думаю, что это не очень красиво будет. Если бы это было действительно красиво, то, наверно, люди каждый бы день кляксы на скатерти ставили.

Потом говорит:

- Ну, хватит болтать, берите каждая по тряпке и идемте пол мыть.

Девочки говорят:

- По-настоящему?

Мама говорит:

- А вы что думали? По-игрушечному вы уже вымыли, теперь давайте по-настоящему.

И вот девочки стали по-настоящему пол мыть.

Мама дала им каждой по уголку и говорит:

- Смотрите, как я мою, и вы тоже так мойте. Где вымыли, там по чистому не ходите... Луж на полу не оставляйте, а вытирайте досуха. А ну, раз-два начали!..

Засучила мама рукава, подоткнула подол и пошла пахать мокрой тряпкой. Да так ловко, так быстро, что девочки за ней еле успевают. И конечно, у них так хорошо не выходит, как у мамы. Но все-таки они стараются. Белочка даже на коленки встала, чтобы удобнее было.

Мама ей говорит:

- Белочка, ты бы еще на живот легла. Если ты будешь так пачкаться, то нам придется потом и тебя в корыте стирать.

Потом говорит:

- А ну, сбегай, пожалуйста, на кухню, посмотри, не кипит ли вода в бельевом баке.

Белочка говорит:

- А как же узнать, кипит она или не кипит?

Мама говорит:

- Если булькает - значит, кипит; если не булькает - значит, не вскипела еще.

Белочка на кухню сбегала, прибегает:

- Мамочка, булькает, булькает!

Мама говорит:

- Не мамочка булькает, а вода, наверно, булькает?

Тут мама из комнаты за чем-то вышла, Белочка Тамарочке и говорит:

- Знаешь? А я апельсины видела!

Тамарочка говорит:

- Где?

- В сетке, в которой мясо висит. Знаешь, сколько? Целых три.

Тамарочка говорит:

- Да. Будут нам теперь апельсины. Дожидайся.

Тут мама приходит и говорит:

- А ну, поломойки, забирайте ведра и тряпки - идем на кухню белье стирать.

Девочки говорят:

- По-настоящему?

Мама говорит:

- Теперь вы все будете делать по-настоящему.

И девочки, вместе с мамой, по-настоящему стирали белье. Потом они его по-настоящему полоскали. По-настоящему выжимали. И по-настоящему вешали его на чердаке на веревках сушиться.

А когда они кончили работать и вернулись домой, мама накормила их обедом. И никогда еще в жизни они с таким удовольствием не ели, как в этот день. И суп ели, и кашу, и черный хлеб, посыпанный солью.

А когда они отобедали, мама принесла из кухни сетку и сказала:

- Ну, а теперь вы, пожалуй, можете получить каждая по апельсину.

Девочки говорят:

- А кому третий?

Мама говорит:

- Ах вот как? Вы уже знаете, что и третий есть?

Девочки говорят:

- А третий, мамочка, знаешь кому? Третий - самый большой - тебе.

- Нет, доченьки, - сказала мама. - Спасибо. Мне хватит, пожалуй, и самого маленького. Ведь все-таки вы сегодня в два раза больше, чем я, работали. Не правда ли? И пол два раза мыли. И скатерть два раза стирали...

Белочка говорит:

- Зато чернила только один раз пролили.

Мама говорит:

- Ну, знаешь, если бы вы два раза чернила пролили, - я бы вас так наказала...

Белочка говорит:

- Да, а ведь ты же не наказала все-таки?

Мама говорит:

- Погодите, может быть, еще и накажу все-таки.

Но девочки видят: нет, уж теперь не накажет, если раньше не наказала.

Обняли они свою маму, крепко расцеловали ее, а потом подумали и выбрали ей - хоть не самый большой, а все-таки самый лучший апельсин.

И правильно сделали.

znayka.net

rulibs.com : Проза : Советская классическая проза : Большая стирка : Л Пантелеев : читать онлайн : читать бесплатно

Большая стирка

Один раз мама пошла на рынок за мясом. И девочки остались одни дома. Уходя, мама велела им хорошо себя вести, ничего не трогать, со спичками не играть, на подоконники не лазать, на лестницу не выходить, котенка не мучить. И обещала им принести каждой по апельсину.

Девочки закрыли за мамой на цепочку дверь и думают: «Что же нам делать?» Думают: «Самое лучшее — сядем и будем рисовать». Достали свои тетрадки и цветные карандаши, сели за стол и рисуют. И все больше апельсины рисуют. Их ведь, вы знаете, очень нетрудно рисовать: какую-нибудь картошину намазюкал, красным карандашом размалевал и — готово дело — апельсин.

Потом Тамарочке рисовать надоело, она говорит:

— Знаешь, давай лучше писать. Хочешь, я слово «апельсин» напишу?

— Напиши, — говорит Белочка.

Подумала Тамарочка, голову чуть-чуть наклонила, карандаш послюнила и — готово дело — написала:

ОПЕЛСИН

И Белочка тоже две или три буковки нацарапала, которые умела.

Потом Тамарочка говорит:

— А я не только карандашом, я и чернилами писать умею. Не веришь? Хочешь, напишу?

Белочка говорит:

— А где ж ты чернила возьмешь?

— А у папы на столе — сколько хочешь. Целая банка.

— Да, — говорит Белочка, — а ведь мама нам не позволила трогать на столе.

Тамарочка говорит:

— Подумаешь! Она про чернила ничего не говорила. Это ведь не спички — чернила-то.

И Тамарочка сбегала в папину комнату и принесла чернила и перо. И стала писать. А писать она хоть и умела, да не очень. Стала перо в бутылку окунать и опрокинула бутылку. И все чернила на скатерть вылились. А скатерть была чистая, белая, только что постланная.

Ахнули девочки.

Белочка даже чуть на пол со стула не упала.

— Ой, — говорит, — ой… ой… какое пятнище!..

А пятнище все больше и больше делается, растет и растет. Чуть не на полскатерти кляксу поставили.

Белочка побледнела и говорит:

— Ой, Тамарочка, нам попадет как!

А Тамарочка и сама знает, что попадет. Она тоже стоит — чуть не плачет. Потом подумала, нос почесала и говорит:

— Знаешь, давай скажем, что это кошка чернила опрокинула!

Белочка говорит:

— Да, а ведь врать нехорошо, Тамарочка.

— Я и сама знаю, что нехорошо. А что же нам делать тогда?

Белочка говорит:

— Знаешь что? Давай лучше выстираем скатерть!

Тамарочке это даже понравилось. Она говорит:

— Давай. А только в чем же ее стирать?

Белочка говорит:

— Давай, знаешь, в кукольной ванночке.

— Глупая. Разве скатерть в кукольную ванночку залезет? А ну, тащи сюда корыто!

— Настоящее?..

— Ну конечно, настоящее.

Белочка испугалась. Говорит:

— Тамарочка, ведь мама же нам не позволила…

Тамарочка говорит:

— Она про корыто ничего не говорила. Корыто — это не спички. Давай, давай скорее…

Побежали девочки на кухню, сняли с гвоздя корыто, налили в него из-под крана воды и потащили в комнату. Табуретку принесли. Поставили корыто на табуретку.

Белочка устала — еле дышит.

А Тамарочка ей и отдохнуть не дает.

— А ну, — говорит, — тащи скорей мыло!

Побежала Белочка. Приносит мыло.

— Синьку еще надо. А ну — тащи синьку!

Побежала Белочка синьку искать. Нигде найти не может.

Прибегает:

— Нет синьки.

А Тамарочка уже со стола скатерть сняла и опускает ее в воду. Страшно опускать — сухую-то скатерть в мокрую воду. Опустила все-таки. Потом говорит:

— Не надо синьки.

Посмотрела Белочка, а вода в корыте — синяя-пресиняя.

Тамарочка говорит:

— Видишь, даже хорошо, что пятно поставили. Можно без синьки стирать.

Потом говорит:

— Ой, Белочка!

— Что? — говорит Белочка.

— Вода-то холодная.

— Ну и что?

— В холодной же воде белье не стирают. В холодной только полощут.

Белочка говорит:

— Ну, ничего, давай тогда полоскать.

Испугалась Белочка: вдруг ее Тамарочка еще и воду заставит кипятить.

Стала Тамарочка скатерть мылом намыливать. Потом стала тискать ее, как полагается. А вода все темней и темней делается.

Белочка говорит:

— Ну, наверно, уже можно выжимать.

— А ну, давай посмотрим, — говорит Тамарочка.

Вытащили девочки из корыта скатерть. А на скатерти только два маленьких белых пятнышка. А вся скатерть — синяя.

— Ой, — говорит Тамарочка. — Надо воду менять. Тащи скорей чистой воды.

Белочка говорит:

— Нет, теперь ты тащи. Я тоже хочу постирать.

Тамарочка говорит:

— Еще что! Я пятно поставила, я и стирать буду.

Белочка говорит:

— Нет, теперь я буду.

— Нет, не будешь!

— Нет, буду!..

Заплакала Белочка и двумя руками вцепилась в корыто. А Тамарочка за другой конец ухватилась. И корыто у них закачалось, как люлька или качели.

— Уйди лучше, — закричала Тамарочка. — Уйди, честное слово, а не то я в тебя сейчас водой брызну.

Белочка, наверно, испугалась, что она и в самом деле брызнет, — отскочила, корыто выпустила, а Тамарочка его в это время как дернет — оно кувырком, с табуретки — и на пол. И, конечно, вода из него тоже на пол. И потекла во все стороны.

Вот тут-то уж девочки испугались по-настоящему.

Белочка от страха даже плакать перестала.

А вода уж по всей комнате — и под стол, и под шкаф, и под рояль, и под стулья, и под диван, и под этажерку, и куда только можно течет. Даже в соседнюю комнату маленькие ручейки побежали.

Очухались девочки, забегали, засуетились:

— Ой! Ой! Ой!..

А в соседней комнате в это время спал на полу котенок Пушок. Он как увидел, что под него вода течет, — как вскочит, как замяучит и давай как сумасшедший по всей квартире носиться:

— Мяу! Мяу! Мяу!

Девочки бегают, и котенок бегает. Девочки кричат, и котенок кричит. Девочки не знают, что делать, и котенок тоже не знает, что делать.

Тамарочка на табуретку влезла и кричит:

— Белочка! Лезь на стул! Скорее! Ты же промочишься.

А Белочка так испугалась, что и на стул забраться не может. Стоит, как цыпленок, съежилась и только знай себе головой качает:

— Ой! Ой! Ой!

И вдруг слышат девочки — звонок.

Тамарочка побледнела и говорит:

— Мама идет.

А Белочка и сама слышит. Она еще больше съежилась, на Тамарочку посмотрела и говорит:

— Ну вот, сейчас будет нам…

А в прихожей еще раз:

«Дзинь!»

И еще раз:

«Дзинь! Дзинь!»

Тамарочка говорит:

— Белочка, милая, открой, пожалуйста.

— Да, спасибо, — говорит Белочка. — Почему это я должна?

— Ну, Белочка, ну, милая, ну ты же все-таки ближе стоишь. Я же на табуретке, а ты на полу все-таки.

Белочка говорит:

— Я тоже могу на стул залезть.

Тогда Тамарочка видит, что все равно надо идти открывать, с табуретки спрыгнула и говорит:

— Знаешь что? Давай скажем, что это кошка корыто опрокинула!

Белочка говорит:

— Нет, лучше, знаешь, давай пол поскорее вытрем!

Тамарочка подумала и говорит:

— А что ж… Давай попробуем. Может быть, мама и не заметит…

И вот опять забегали девочки. Тамарочка мокрую скатерть схватила и давай ею по полу елозить. А Белочка за ней, как хвостик, носится, суетится и только знай себе:

— Ой! Ой! Ой!

Тамарочка ей говорит:

— Ты лучше не ойкай, а лучше тащи скорей корыто на кухню.

Белочка, бедная, корыто поволокла. А Тамарочка ей:

— И мыло возьми заодно.

— А где оно — мыло?

— Что ты — не видишь? Вон оно под роялем плавает.

А звонок опять:

«Дз-з-зинь!..»

— Ну что ж, — говорит Тамарочка. — Надо, пожалуй, идти. Я пойду открою, а ты, Белочка, поскорей дотирай пол. Как следует, смотри, чтобы ни одного пятнышка не осталось.

Белочка говорит:

— Тамарочка, а куда же скатерть потом? На стол?

— Глупая. Зачем ее на стол? Пихай ее — знаешь куда? Пихай ее подальше под диван. Когда она высохнет, мы ее выгладим и постелим.

И вот пошла Тамарочка открывать. Идти ей не хочется. Ноги у нее дрожат, руки дрожат. Остановилась она у двери, постояла, послушала, вздохнула и тоненьким голоском спрашивает:

— Мамочка, это ты?

Мама входит и говорит:

— Господи, что случилось?

Тамарочка говорит:

— Ничего не случилось.

— Так что же ты так долго?.. Я, наверно, двадцать минут звоню и стучу.

— А я не слышала, — говорит Тамарочка.

Мама говорит:

— Я уж бог знает что думала… Думала — воры забрались или вас волки съели.

— Нет, — говорит Тамарочка, — нас никто не съел.

Мама сетку с мясом на кухню снесла, потом возвращается и спрашивает:

— А где же Белочка?

Тамарочка говорит:

— Белочка? А Белочка… я не знаю, где-то там, кажется… в большой комнате… чего-то там делает, я не знаю…

Мама на Тамарочку с удивлением посмотрела и говорит:

— Послушай, Тамарочка, а почему у тебя такие руки грязные? И на лице какие-то пятна!

Тамарочка за нос себя потрогала и говорит:

— А это мы рисовали.

— Что ж это вы — углем или грязью рисовали?

— Нет, — говорит Тамарочка, — мы карандашами рисовали.

А мама уже разделась и идет в большую комнату. Входит и видит: вся мебель в комнате сдвинута, перевернута, не поймешь, где стол, где стул, где диван, где этажерка… А под роялем на корточках ползает Белочка и что-то там делает и плачет во весь голос.

Мама в дверях остановилась и говорит:

— Белочка! Доченька! Что это ты там делаешь?

Белочка из-под рояля высунулась и говорит:

— Я?

А сама она грязная-прегрязная, и лицо у нее грязное, и даже на носу тоже пятна.

Тамарочка ей ответить не дала. Говорит:

— А это мы хотели, мамочка, тебе помочь — пол вымыть.

Мама обрадовалась и говорит:

— Вот спасибо!..

Потом к Белочке подошла, наклонилась и спрашивает:

— А чем же это, интересно, моя дочка моет пол?

Посмотрела и за голову схватилась:

— О, господи! — говорит. — Вы только взгляните! Ведь она же носовым платком пол моет!

Тамарочка говорит:

— Фу, глупая какая!

А мама говорит:

— Да уж, это действительно называется — помогают мне.

А Белочка еще громче заплакала под своим роялем и говорит:

— Неправда, мамочка. Мы вовсе и не помогаем тебе. Мы корыто опрокинули.

Мама на табуретку села и говорит:

— Этого еще недоставало. Какое корыто?

Белочка говорит:

— Настоящее которое… Железное.

— А как же, интересно, оно попало сюда — корыто?

Белочка говорит:

— Мы скатерть стирали.

— Какую скатерть? Где она? Зачем же вы ее стирали? Ведь она же чистая была, только вчера постлана.

— А мы на нее чернила нечаянно пролили.

— Еще того не легче. Какие чернила? Где вы их взяли?

Белочка на Тамарочку посмотрела и говорит:

— Мы из папиной комнаты принесли.

— А кто вам позволил?

Девочки друг на дружку посмотрели и молчат.

Мама посидела, подумала, нахмурилась и говорит:

— Ну, что же мне теперь с вами делать?

Девочки обе заплакали и говорят:

— Накажи нас.

Мама говорит:

— А вы очень хотите, чтобы я вас наказала?

Девочки говорят:

— Нет, не очень.

— А за что же, по-вашему, я должна вас наказать?

— А за то, что, наверно, мы пол мыли.

— Нет, — говорит мама, — за это я вас наказывать не буду.

— Ну, тогда за то, что белье стирали.

— Нет, — говорит мама. — И за это я тоже наказывать вас не буду. И за то, что чернила пролили, — тоже не буду. И за то, что писали чернилами, — тоже не буду. А вот за то, что без спросу взяли из папиной комнаты чернильницу, — за это вас действительно наказать следует. Ведь если бы вы были послушные девочки и в папину комнату не полезли, вам бы не пришлось ни пол мыть, ни белье стирать, ни корыто опрокидывать. А заодно и врать бы вам не пришлось. Ведь, в самом деле, Тамарочка, разве ты не знаешь, почему у тебя нос грязный?

Тамарочка говорит:

— Знаю, конечно.

— Так почему же ты сразу не сказала?

Тамарочка говорит:

— Я побоялась.

— А вот это и плохо, — говорит мама. — Сумел набедокурить — сумей и ответить за свои грехи. Сделала ошибку — не убегай, поджав хвост, а исправь ее.

— Мы и хотели исправить, — говорит Тамарочка.

— Хотели, да не сумели, — говорит мама.

Потом посмотрела и говорит:

— А где же, я не вижу, скатерть находится?

Белочка говорит:

— Она под диваном находится.

— А что она там делает — под диваном?

— Она там сохнет у нас.

Вытащила мама из-под дивана скатерть и опять на табуретку села.

— Господи! — говорит. — Боже ты мой! Такая миленькая скатерть была! И вы посмотрите, во что она превратилась. Ведь это же не скатерть, а половая тряпка какая-то.

Девочки еще громче заплакали, а мама говорит:

— Да, милые мои доченьки, наделали вы мне хлопот. Я устала, думала отдохнуть, — я только в будущую субботу собиралась большую стирку делать, а придется, как видно, сейчас этим делом заняться. А ну, прачки-неудачки, снимайте платья!

Девочки испугались. Говорят:

— Зачем?

— Зачем? А затем, что в чистых платьях белье не стирают, полов не моют и вообще не работают. Надевайте свои халатики и — живо за мной на кухню…

Пока девочки переодевались, мама успела на кухне зажечь газ и поставила на плиту три больших кастрюли: в одной — вода, чтобы пол мыть, во второй — белье кипятить, а в третьей, отдельно, — скатерть.

Девочки говорят:

— А почему ты ее отдельно поставила? Она ведь не виновата, что запачкалась.

Мама говорит:

— Да, она, конечно, не виновата, но все-таки придется ее в одиночку стирать. А то у нас все белье синее станет. И вообще я думаю, что эту скатерть уже не отстираешь. Придется, наверно, выкрасить ее в синий цвет.

Девочки говорят:

— Ой, как красиво будет!

— Нет, — говорит мама, — я думаю, что это не очень красиво будет. Если бы это было действительно красиво, то, наверно, люди каждый бы день кляксы на скатерти ставили.

Потом говорит:

— Ну, хватит болтать, берите каждая по тряпке и идемте пол мыть.

Девочки говорят:

— По-настоящему?

Мама говорит:

— А вы что думали? По-игрушечному вы уже вымыли, теперь давайте по-настоящему.

И вот девочки стали по-настоящему пол мыть.

Мама дала им каждой по уголку и говорит:

— Смотрите, как я мою, и вы тоже так мойте. Где вымыли, там по чистому не ходите… Луж на полу не оставляйте, а вытирайте досуха. А ну, раз-два — начали!..

Засучила мама рукава, подоткнула подол и пошла пахать мокрой тряпкой. Да так ловко, так быстро, что девочки за ней еле успевают. И конечно, у них так хорошо не выходит, как у мамы. Но все-таки они стараются. Белочка даже на коленки встала, чтобы удобнее было.

Мама ей говорит:

— Белочка, ты бы еще на живот легла. Если ты будешь так пачкаться, то нам придется потом и тебя в корыте стирать.

Потом говорит:

— А ну, сбегай, пожалуйста, на кухню, посмотри, не кипит ли вода в бельевом баке.

Белочка говорит:

— А как же узнать, кипит она или не кипит?

Мама говорит:

— Если булькает — значит, кипит; если не булькает — значит, не вскипела еще.

Белочка на кухню сбегала, прибегает:

— Мамочка, булькает, булькает!

Мама говорит:

— Не мамочка булькает, а вода, наверно, булькает?

Тут мама из комнаты за чем-то вышла, Белочка Тамарочке и говорит:

— Знаешь? А я апельсины видела!

Тамарочка говорит:

— Где?

— В сетке, в которой мясо висит. Знаешь, сколько? Целых три.

Тамарочка говорит:

— Да. Будут нам теперь апельсины. Дожидайся.

Тут мама приходит и говорит:

— А ну, поломойки, забирайте ведра и тряпки — идем на кухню белье стирать.

Девочки говорят:

— По-настоящему?

Мама говорит:

— Теперь вы все будете делать по-настоящему.

И девочки, вместе с мамой, по-настоящему стирали белье. Потом они его по-настоящему полоскали. По-настоящему выжимали. И по-настоящему вешали его на чердаке на веревках сушиться.

А когда они кончили работать и вернулись домой, мама накормила их обедом. И никогда еще в жизни они с таким удовольствием не ели, как в этот день. И суп ели, и кашу, и черный хлеб, посыпанный солью.

А когда они отобедали, мама принесла из кухни сетку и сказала:

— Ну, а теперь вы, пожалуй, можете получить каждая по апельсину.

Девочки говорят:

— А кому третий?

Мама говорит:

— Ах вот как? Вы уже знаете, что и третий есть?

Девочки говорят:

— А третий, мамочка, знаешь кому? Третий — самый большой — тебе.

— Нет, доченьки, — сказала мама. — Спасибо. Мне хватит, пожалуй, и самого маленького. Ведь все-таки вы сегодня в два раза больше, чем я, работали. Не правда ли? И пол два раза мыли. И скатерть два раза стирали…

Белочка говорит:

— Зато чернила только один раз пролили.

Мама говорит:

— Ну, знаешь, если бы вы два раза чернила пролили, — я бы вас так наказала…

Белочка говорит:

— Да, а ведь ты же не наказала все-таки?

Мама говорит:

— Погодите, может быть, еще и накажу все-таки.

Но девочки видят: нет, уж теперь не накажет, если раньше не наказала.

Обняли они свою маму, крепко расцеловали ее, а потом подумали и выбрали ей — хоть не самый большой, а все-таки самый лучший апельсин.

И правильно сделали.

1938–1947

Рассказы, стихи, сказки

Веселый трамвай

Тащи сюда стулья, Неси табуретку, Найди колокольчик, Тесемку давай!.. Сегодня нас трое, Давайте устроим Совсем настоящий, Звенящий, Гремящий, Совсем настоящий Московский Трамвай.

Я буду — кондуктор, Он будет — вожатый, А ты — безбилетный пока Пассажир. Поставь свою ножку На эту подножку, Взойди на площадку И так мне скажи:

— Товарищ кондуктор, Я еду по делу, По срочному делу В Верховный Совет. Возьмите монету И дайте за это Мне самый хороший Трамвайный Билет. Я дам вам бумажку, И вы мне — бумажку, Я дерну тесемку, Скажу: — Поезжай!..

Вожатый педали Нажмет у рояля, И медленно Тро —   нется Наш   настоящий, Как солнце блестящий, Как буря гремящий, Совсем настоящий Московский Трамвай.

1939

rulibs.com

Книга: Пантелеев Леонид. Большая стирка

Пантелеев, Леонид

Л. Пантеле́ев (настоящее имя — Алексе́й Ива́нович Ереме́ев[1], 9 (22 августа) 1908, Санкт-Петербург — 9 июля 1988, Ленинград) — русский советский писатель. После революции, в годы гражданской войны, был беспризорником. В 1921 году он попал в Школу социально-индивидуального воспитания им. Достоевского (ШКИД), где познакомился с Г.Белых. После школы жил в Ленинграде и работал журналистом. Умер писатель 9 июля 1988 года в Ленинграде, похоронен на Большеохтинском кладбище.

Биография

Алёша Еремеев родился в Санкт-Петербурге, в семье казачьего офицера, хорунжего, Ивана Адриановича Еремеева, выходца из старообрядцев, героя русско-японской войны, впоследствии унаследовавшего семейное дело — торговлю лесом и дровами. Мать Алеши — Александра Сергеевна — тоже происходила из купеческой семьи, однако, совершенно иной по духу. Семейная жизнь не задалась с самого начала. Веселая, открытая, наивная Шурочка и скрытный, мрачный, гордый Иван Адрианович — эти качества мешали понять друг друга. Однако это не помешало им родить троих детей — Алёшу, Васю и Лялю.

Во время первой мировой войны родители Алёши расстались, Иван Адрианович уехал на лесозаготовки во Владимир и умер там, в 1916 году; Александра Сергеевна осталась одна с тремя детьми, зарабатывая на жизнь уроками музыки.

В том же 1916 году Алексей поступает во 2-е Петроградское Реальное Училище, однако, разворачивающиеся революционные события в 1917 году помешали нормальной учебе, втянув большинство детей в обсуждение политики и дальнейшего развития страны. В октябре 1917 Алёша тяжело заболел и пролежал в бреду весь Октябрьский переворот.

В 1918 году вся семья решает уехать в Ярославскую губернию, село Чельцово, спасаясь от голода в Петрограде. Там, на фоне разворачивающейся Гражданской войны, Лёша заболевает дифтеритом и они с матерью едут в Ярославль, к врачу. В Ярославле как раз в это же время начинается Ярославское восстание. Гостиницу «Европа», в которой они останавились, непрерывно обстреливали, несколько раз Алёша сталкивался с белогвардейцами, что оставило очень неприятный след в его душе, так как его два раза принимали за шпиона. Через несколько дней Алеша с мамой бежали из Ярославля обратно в Чельцово. После подавления восстания, они опять вернулись в Ярославль, где выяснилось, что Лёша полностью здоров.

За лето 1918 Александра Сергеевна несколько раз ездила в Петроград за вещами детям, в том числе привозила для Лёши книги, так и началось его увлечение литературой.

В конце лета в Чельцово приехала бежавшая из Петрограда от голода Лёшина тетка с дочерью Ирой. Но к тому времени в деревне уже тоже начал ощущаться голод.

Осенью Александра Сергеевна нашла работу в маленьком татарском городке на реке Каме, и вся семья переезжает туда.

В начале 1919 года мама Алёши уезжает в Петроград и не возвращается. Вся семья переболевает тифом и дизентерией, Лёша попадает в больницу. После выздоровления, вернувшись домой, обнаруживает, что вся семья слегла, а брат Вася отправился жить, учиться и работать на сельскохозяйственную ферму. Проблемы по добыванию денег легли на Лёшу. Вначале он неудачно торговал на базаре, затем его тоже отправили на ферму к брату, там его били, научили воровать. Через два месяца Лёша сбежал оттуда, обратно к тётке, но не смог там остаться и отправился в детский дом. Там он пробыл недолго, с приятелями они ограбили склад и его задержали при сбыте краденого, после чего его перевели в другой детский дом, откуда он и сбежал в первый же день.

Лёша стал пробираться в Петроград.

Вначале он хотел доехать до Рыбинска на пароходе, но рядом с Казанью всех пассажиров высадили, и ему пришлось идти пешком в Казань. Там он устроился помощником сапожника, и проработал всё лето, однако осенью вновь собрался в путь. Вскоре он остался без денег, вновь начал воровать, был пойман и отправлен в Мензелинск, в детскую колонию имени III Интернационала. В колонии было голодно и грязно, поэтому в начале зимы Лёша сбежал оттуда, пытался воровать, затем устроился в финотдел курьером, но практически сразу же по собственной неосторожности попал в больницу. Когда он выписался оттуда, оказалось, что ему некуда идти. Вначале он хотел вернуться в детский дом, но как раз в это время его подобрала Городская организация комсомола. Там ему предоставили жилье, положили зарплату и паек, отправили учиться в профессиональную школу. Однако там ему было трудно из-за пробела в образовании, и он сосредоточился на стихах и пьесах. Вскоре комсомольцы подтянули его в точных науках.

В феврале 1920 года в Мензелинске началось кулацкое восстание, подавляли его в том числе и комсомольцы. Было много жертв с обоих сторон, в том числе и Лёшины друзья. После этого весной он снова решает пробираться в Петроград.

Но и на этот раз он не добрался дотуда.

По дороге Лёша попал под полозья саней, один сапог порвался и дальше не было сил идти. Он заболел плевритом, но его выходили крестьяне Кувшинниковы, у которых он прожил всё лето 1920 года. Однако осенью ему вновь захотелось домой. Он сел на первый попавшийся поезд, шедший в Уфу, затем, постоянно меняя поезда, доехал до Белгорода. Там его заметили агенты ЧК и сняли с поезда. В ЧК ему выдали справку о том, что он беспризорный и едет в Петроград, дали на дорогу хлеба и денег. Однако в поезде его обокрали, а контроль высадил на ближайшей станции. Весь год Лёша скитался по Украине, пытался работать, порой воровал, торговал папиросами, и, наконец, в конце лета 1921 года вновь твердо решил, что поедет домой. Он сел на первый поезд до Курска, и оттуда уже вернулся в Петроград.

Там он отыскал свою семью; к счастью, все оказались живы и здоровы. Лёша стал искать работу. Это было в то время трудно, но он устроился к частнику, развозить лимонад. Там ему не платили и вскоре он ушёл оттуда и поступил в бывшую гимназию Гердер, теперь Единую Трудовую Школу номер 149, однако в школе было трудно учиться из-за взаимоотношений внутри класса. Там он продолжил писать стихи. Александра Сергеевна устроилась на хорошую работу и давала Лёше какую-то сумму денег каждый месяц. Почти все эти деньги он тратил на книги. Вскоре Лёшу исключают из школы. Из-за проблем с деньгами он стал выкручивать электрические лампочки и продавать на базаре, но его поймали и отправили в республику ШКиД.

В Школе имени Достоевского он взялся за ум, стал хорошо учиться, познакомился с Григорием Белых, заслужил свое прозвище Ленька Пантелеев. Однако в 1923 году они с Гришей Белых заболевают кинематографом, уходят из школы, отправляются в Харьков, где поступают на курсы киноактёров, но потом оставили и это занятие — ради романтики странствий. Некоторое время они занимались самым настоящим бродяжничеством. Но в конце 1925 года возвращаются в Ленинград и пишут книгу «Республика ШкиД», которая выходит в свет в 1927 году.

В начале 1927 года под свежим впечатлением от прочитанного Максим Горький много раз писал о «Республике Шкид» и в статьях своих, и в письмах — А. Макаренко, К. Федину, М. Пришвину, Сергееву-Ценскому и другим. До 1936 года «Республика Шкид» десять раз переиздавалась только на русском языке, была переведена на многие языки народов СССР и за границей.

В эти годы он знакомится с другими литераторами: С. Маршаком, Е. Шварцем, В. Лебедевым, Н. Олейниковым. Юмористические рассказы и фельетоны Г. Белых и Л. Пантелеева печатают журналы «Бегемот», «Смена», «Кинонеделя».

В 1933 году Л.Пантелеев пишет повесть «Пакет», посвященную гражданской войне. Главный ее герой, Петя Трофимов, был признан критикой «литературным братом» Тёркина.

В 1938 Г. Белых репрессируют. Это касается и Л. Пантелеева — его меньше печатают.

С началом Великой Отечественной Войны Л. Пантелеев остаётся в осажденном городе и почти постоянно ведёт свои заметки о блокадной жизни в Ленинграде. В марте 1942 он находится на грани жизни и смерти от дистрофии. Кроме того, четыре месяца он живет без карточек на продукты, так как его лишают прописки. В июле 1942 года А. А. Фадеев вывез тяжелобольного Л. Пантелеева на самолете в Москву. Снова писатель приезжает в родной город по командировке ЦК ВЛКСМ в январе 1944 года в канун снятия блокады и разгрома немцев под Ленинградом.

На войне погибает его брат Вася.

После войны Л. Пантелеев много пишет, тесно дружит с Е. Шварцем, К. Чуковским. Вскоре он женится на Элико Семёновне, в 1956 у них рождается дочка Маша (умерла в 1990 году). В 1966 он публикует книгу «Наша Маша», своеобразный родительский дневник.

Скончался писатель 9 июля 1988 года, место захоронения на Большеохтинском кладбище в точности не установлено.

Библиография

  • «Республика ШКИД» (1927, совместно с Григорием Белых)
  • «Лёнька Пантелеев» (1939; новый вариант в 1952)
  • «Наша Маша» о своей дочери
  • «Верую!» — автобиографическая повесть (впервые опубликована в 1990 году, согласно завещанию писателя, через три года после его кончины[2])
  • рассказы и сказки:
    • Последние халдеи
    • Магнолии
    • Зеленые береты
    • Пакет
    • Рассказы о Кирове
    • Первый подвиг
    • Приказ по дивизии
    • Гвардии рядовой
    • В тундре
    • Карлушкин фокус
    • Портрет
    • Часы
    • Лопатка
    • Собственная дача
    • Сто почтовых марок
    • Маленький офицер
    • Рассказы о Белочке и Тамарочке
    • Задача с яблоками
    • Фенька
    • Карусели
    • Как поросенок говорить научился
    • Раскидай
    • Свинка
    • Веселый трамвай
    • Трус
    • Две лягушки
    • Буква «ты»
    • Честное слово
    • Долорес
    • Главный инженер
    • Индиан Чубатый
    • Камилл и учитель
    • Маринка
    • Новенькая
    • Ночка
    • Платочек
    • На ялике
    • Спички
    • Кожаные перчатки
    • Настенька
    • Брат алкоголика
    • Плоды просвещения
    • Всепоглощающая любовь
    • В осажденном городе
    • Январь 1944
    • У Щучьего озера
    • Рейс No 14-31-19
    • Земмель
    • Экспериментальный театр
  • Литературные портреты:
    • Рыжее пятно
    • Братишка наш Буденный…
    • Маршак и Людоед
    • Квитко
    • Тырса
    • Шварц
    • Письмо в Соловьевку
    • Ни на один оборот
    • Гостиница «Лондонская»
    • История одного автографа
  • Одноактные пьесы:
    • Анечка
    • Ночные гости

См. также

Ссылки

Примечания

Источник: Пантелеев, Леонид

dic.academic.ru

Рассказы о Белочке и Тамарочке — Большая стирка. Автор Леонид Пантелеев — Библиотека для детей

 
Леонид Пантелеев

 

Один раз мама пошла на рынок за мясом. И девочки остались одни дома. Уходя, мама велела им хорошо себя вести, ничего не трогать, со спичками не играть, на подоконники не лазать, на лестницу не выходить, котенка не мучить. И обещала им принести каждой по апельсину.

Девочки закрыли за мамой на цепочку дверь и думают: «Что же нам делать?» Думают: «Самое лучшее — сядем и будем рисовать». Достали свои тетрадки и цветные карандаши, сели за стол и рисуют. И все больше апельсины рисуют. Их ведь, вы знаете, очень нетрудно рисовать: какую-нибудь картошину намазюкал, красным карандашом размалевал и — готово дело — апельсин.

Потом Тамарочке рисовать надоело, она говорит:

— Знаешь, давай лучше писать. Хочешь, я слово «апельсин» напишу?

— Напиши, — говорит Белочка.

Подумала Тамарочка, голову чуть-чуть наклонила, карандаш послюнила и готово дело — написала:

ОПЕЛСИН

И Белочка тоже две или три буковки нацарапала, которые умела.

Потом Тамарочка говорит:

— А я не только карандашом, я и чернилами писать умею. Не веришь? Хочешь, напишу?

Белочка говорит:

— А где ж ты чернила возьмешь?

— А у папы на столе — сколько хочешь. Целая банка.

— Да, — говорит Белочка, — а ведь мама нам не позволила трогать на столе.

Тамарочка говорит:

— Подумаешь! Она про чернила ничего не говорила. Это ведь не спички чернила-то.

И Тамарочка сбегала в папину комнату и принесла чернила и перо. И стала писать. А писать она хоть и умела, да не очень. Стала перо в бутылку окунать и опрокинула бутылку. И все чернила на скатерть вылились. А скатерть была чистая, белая, только что постланная.

Ахнули девочки.

Белочка даже чуть на пол со стула не упала.

— Ой, — говорит, — ой… ой… какое пятнище!..

А пятнище все больше и больше делается, растет и растет. Чуть не на полскатерти кляксу поставили.

Белочка побледнела и говорит:

— Ой, Тамарочка, нам попадет как!

А Тамарочка и сама знает, что попадет. Она тоже стоит — чуть не плачет. Потом подумала, нос почесала и говорит:

— Знаешь, давай скажем, что это кошка чернила опрокинула!

Белочка говорит:

— Да, а ведь врать нехорошо, Тамарочка.

— Я и сама знаю, что нехорошо. А что же нам делать тогда?

Белочка говорит:

— Знаешь что? Давай лучше выстираем скатерть!

Тамарочке это даже понравилось. Она говорит:

— Давай. А только в чем же ее стирать?

Белочка говорит:

— Давай, знаешь, в кукольной ванночке.

— Глупая. Разве скатерть в кукольную ванночку залезет? А ну, тащи сюда корыто!

— Настоящее?..

— Ну конечно, настоящее.

Белочка испугалась. Говорит:

— Тамарочка, ведь мама же нам не позволила…

Тамарочка говорит:

— Она про корыто ничего не говорила. Корыто — это не спички. Давай, давай скорее…

Побежали девочки на кухню, сняли с гвоздя корыто, налили в него из-под крана воды и потащили в комнату. Табуретку принесли. Поставили корыто на табуретку.

Белочка устала — еле дышит.

А Тамарочка ей и отдохнуть не дает.

— А ну, — говорит, — тащи скорей мыло!

Побежала Белочка. Приносит мыло.

— Синьку еще надо. А ну — тащи синьку!

Побежала Белочка синьку искать. Нигде найти не может.

Прибегает:

— Нет синьки.

А Тамарочка уже со стола скатерть сняла и опускает ее в воду. Страшно опускать — сухую-то скатерть в мокрую воду. Опустила все-таки. Потом говорит:

— Не надо синьки.

Посмотрела Белочка, а вода в корыте — синяя-пресиняя.

Тамарочка говорит:

— Видишь, даже хорошо, что пятно поставили. Можно без синьки стирать.

Потом говорит:

— Ой, Белочка!

— Что? — говорит Белочка.

— Вода-то холодная.

— Ну и что?

— В холодной же воде белье не стирают. В холодной только полощут.

Белочка говорит:

— Ну, ничего, давай тогда полоскать.

Испугалась Белочка: вдруг ее Тамарочка еще и воду заставит кипятить.

Стала Тамарочка скатерть мылом намыливать. Потом стала тискать ее, как полагается. А вода все темней и темней делается.

Белочка говорит:

— Ну, наверно, уже можно выжимать.

— А ну, давай посмотрим, — говорит Тамарочка.

Вытащили девочки из корыта скатерть. А на скатерти только два маленьких белых пятнышка. А вся скатерть — синяя.

— Ой, — говорит Тамарочка. — Надо воду менять. Тащи скорей чистой воды.

Белочка говорит:

— Нет, теперь ты тащи. Я тоже хочу постирать.

Тамарочка говорит:

— Еще что! Я пятно поставила, я и стирать буду.

Белочка говорит:

— Нет, теперь я буду.

— Нет, не будешь!

— Нет, буду!..

Заплакала Белочка и двумя руками вцепилась в корыто. А Тамарочка за другой конец ухватилась. И корыто у них закачалось, как люлька или качели.

— Уйди лучше, — закричала Тамарочка. — Уйди, честное слово, а не то я в тебя сейчас водой брызну.

Белочка, наверно, испугалась, что она и в самом деле брызнет, отскочила, корыто выпустила, а Тамарочка его в это время как дернет — оно кувырком, с табуретки — и на пол. И, конечно, вода из него тоже на пол. И потекла во все стороны.

Вот тут-то уж девочки испугались по-настоящему.

Белочка от страха даже плакать перестала.

А вода уж по всей комнате — и под стол, и под шкаф, и под рояль, и под стулья, и под диван, и под этажерку, и куда только можно течет. Даже в соседнюю комнату маленькие ручейки побежали.

Очухались девочки, забегали, засуетились:

— Ой! Ой! Ой!..

А в соседней комнате в это время спал на полу котенок Пушок. Он как увидел, что под него вода течет, — как вскочит, как замяучит и давай как сумасшедший по всей квартире носиться:

— Мяу! Мяу! Мяу!

Девочки бегают, и котенок бегает. Девочки кричат, и котенок кричит. Девочки не знают, что делать, и котенок тоже не знает, что делать.

Тамарочка на табуретку влезла и кричит:

— Белочка! Лезь на стул! Скорее! Ты же промочишься.

А Белочка так испугалась, что и на стул забраться не может. Стоит, как цыпленок, съежилась и только знай себе головой качает:

— Ой! Ой! Ой!

И вдруг слышат девочки — звонок.

Тамарочка побледнела и говорит:

— Мама идет.

А Белочка и сама слышит. Она еще больше съежилась, на Тамарочку посмотрела и говорит:

— Ну вот, сейчас будет нам…

А в прихожей еще раз:

«Дзинь!»

И еще раз:

«Дзинь! Дзинь!»

Тамарочка говорит:

— Белочка, милая, открой, пожалуйста.

— Да, спасибо, — говорит Белочка. — Почему это я должна?

— Ну, Белочка, ну, милая, ну ты же все-таки ближе стоишь. Я же на табуретке, а ты на полу все-таки.

Белочка говорит:

— Я тоже могу на стул залезть.

Тогда Тамарочка видит, что все равно надо идти открывать, с табуретки спрыгнула и говорит:

— Знаешь что? Давай скажем, что это кошка корыто опрокинула!

Белочка говорит:

— Нет, лучше, знаешь, давай пол поскорее вытрем!

Тамарочка подумала и говорит:

— А что ж… Давай попробуем. Может быть, мама и не заметит…

И вот опять забегали девочки. Тамарочка мокрую скатерть схватила и давай ею по полу елозить. А Белочка за ней, как хвостик, носится, суетится и только знай себе:

— Ой! Ой! Ой!

Тамарочка ей говорит:

— Ты лучше не ойкай, а лучше тащи скорей корыто на кухню.

Белочка, бедная, корыто поволокла. А Тамарочка ей:

— И мыло возьми заодно.

— А где оно — мыло?

— Что ты — не видишь? Вон оно под роялем плавает.

А звонок опять:

«Дз-з-зинь!..»

— Ну что ж, — говорит Тамарочка. — Надо, пожалуй, идти. Я пойду открою, а ты, Белочка, поскорей дотирай пол. Как следует, смотри, чтобы ни одного пятнышка не осталось.

Белочка говорит:

— Тамарочка, а куда же скатерть потом? На стол?

— Глупая. Зачем ее на стол? Пихай ее — знаешь куда? Пихай ее подальше под диван. Когда она высохнет, мы ее выгладим и постелим.

И вот пошла Тамарочка открывать. Идти ей не хочется. Ноги у нее дрожат, руки дрожат. Остановилась она у двери, постояла, послушала, вздохнула и тоненьким голоском спрашивает:

— Мамочка, это ты?

Мама входит и говорит:

— Господи, что случилось?

Тамарочка говорит:

— Ничего не случилось.

— Так что же ты так долго?.. Я, наверно, двадцать минут звоню и стучу.

— А я не слышала, — говорит Тамарочка.

Мама говорит:

— Я уж бог знает что думала… Думала — воры забрались или вас волки съели.

— Нет, — говорит Тамарочка, — нас никто не съел.

Мама сетку с мясом на кухню снесла, потом возвращается и спрашивает:

— А где же Белочка?

Тамарочка говорит:

— Белочка? А Белочка… я не знаю, где-то там, кажется… в большой комнате… чего-то там делает, я не знаю…

Мама на Тамарочку с удивлением посмотрела и говорит:

— Послушай, Тамарочка, а почему у тебя такие руки грязные? И на лице какие-то пятна!

Тамарочка за нос себя потрогала и говорит:

— А это мы рисовали.

— Что ж это вы — углем или грязью рисовали?

— Нет, — говорит Тамарочка, — мы карандашами рисовали.

А мама уже разделась и идет в большую комнату. Входит и видит: вся мебель в комнате сдвинута, перевернута, не поймешь, где стол, где стул, где диван, где этажерка… А под роялем на корточках ползает Белочка и что-то там делает и плачет во весь голос.

Мама в дверях остановилась и говорит:

— Белочка! Доченька! Что это ты там делаешь?

Белочка из-под рояля высунулась и говорит:

— Я?

А сама она грязная-прегрязная, и лицо у нее грязное, и даже на носу тоже пятна.

Тамарочка ей ответить не дала. Говорит:

— А это мы хотели, мамочка, тебе помочь — пол вымыть.

Мама обрадовалась и говорит:

— Вот спасибо!..

Потом к Белочке подошла, наклонилась и спрашивает:

— А чем же это, интересно, моя дочка моет пол?

Посмотрела и за голову схватилась:

— О, господи! — говорит. — Вы только взгляните! Ведь она же носовым платком пол моет!

Тамарочка говорит:

— Фу, глупая какая!

А мама говорит:

— Да уж, это действительно называется — помогают мне.

А Белочка еще громче заплакала под своим роялем и говорит:

— Неправда, мамочка. Мы вовсе и не помогаем тебе. Мы корыто опрокинули.

Мама на табуретку села и говорит:

— Этого еще недоставало. Какое корыто?

Белочка говорит:

— Настоящее которое… Железное.

— А как же, интересно, оно попало сюда — корыто?

Белочка говорит:

— Мы скатерть стирали.

— Какую скатерть? Где она? Зачем же вы ее стирали? Ведь она же чистая была, только вчера постлана.

— А мы на нее чернила нечаянно пролили.

— Еще того не легче. Какие чернила? Где вы их взяли?

Белочка на Тамарочку посмотрела и говорит:

— Мы из папиной комнаты принесли.

— А кто вам позволил?

Девочки друг на дружку посмотрели и молчат.

Мама посидела, подумала, нахмурилась и говорит:

— Ну, что же мне теперь с вами делать?

Девочки обе заплакали и говорят:

— Накажи нас.

Мама говорит:

— А вы очень хотите, чтобы я вас наказала?

Девочки говорят:

— Нет, не очень.

— А за что же, по-вашему, я должна вас наказать?

— А за то, что, наверно, мы пол мыли.

— Нет, — говорит мама, — за это я вас наказывать не буду.

— Ну, тогда за то, что белье стирали.

— Нет, — говорит мама. — И за это я тоже наказывать вас не буду. И за то, что чернила пролили, — тоже не буду. И за то, что писали чернилами, тоже не буду. А вот за то, что без спросу взяли из папиной комнаты чернильницу, — за это вас действительно наказать следует. Ведь если бы вы были послушные девочки и в папину комнату не полезли, вам бы не пришлось ни пол мыть, ни белье стирать, ни корыто опрокидывать. А заодно и врать бы вам не пришлось. Ведь, в самом деле, Тамарочка, разве ты не знаешь, почему у тебя нос грязный?

Тамарочка говорит:

— Знаю, конечно.

— Так почему же ты сразу не сказала?

Тамарочка говорит:

— Я побоялась.

— А вот это и плохо, — говорит мама. — Сумел набедокурить — сумей и ответить за свои грехи. Сделала ошибку — не убегай, поджав хвост, а исправь ее.

— Мы и хотели исправить, — говорит Тамарочка.

— Хотели, да не сумели, — говорит мама.

Потом посмотрела и говорит:

— А где же, я не вижу, скатерть находится?

Белочка говорит:

— Она под диваном находится.

— А что она там делает — под диваном?

— Она там сохнет у нас.

Вытащила мама из-под дивана скатерть и опять на табуретку села.

— Господи! — говорит. — Боже ты мой! Такая миленькая скатерть была! И вы посмотрите, во что она превратилась. Ведь это же не скатерть, а половая тряпка какая-то.

Девочки еще громче заплакали, а мама говорит:

— Да, милые мои доченьки, наделали вы мне хлопот. Я устала, думала отдохнуть, — я только в будущую субботу собиралась большую стирку делать, а придется, как видно, сейчас этим делом заняться. А ну, прачки-неудачки, снимайте платья!

Девочки испугались. Говорят:

— Зачем?

— Зачем? А затем, что в чистых платьях белье не стирают, полов не моют и вообще не работают. Надевайте свои халатики и — живо за мной на кухню…

Пока девочки переодевались, мама успела на кухне зажечь газ и поставила на плиту три больших кастрюли: в одной — вода, чтобы пол мыть, во второй белье кипятить, а в третьей, отдельно, — скатерть.

Девочки говорят:

— А почему ты ее отдельно поставила? Она ведь не виновата, что запачкалась.

Мама говорит:

— Да, она, конечно, не виновата, но все-таки придется ее в одиночку стирать. А то у нас все белье синее станет. И вообще я думаю, что эту скатерть уже не отстираешь. Придется, наверно, выкрасить ее в синий цвет.

Девочки говорят:

— Ой, как красиво будет!

— Нет, — говорит мама, — я думаю, что это не очень красиво будет. Если бы это было действительно красиво, то, наверно, люди каждый бы день кляксы на скатерти ставили.

Потом говорит:

— Ну, хватит болтать, берите каждая по тряпке и идемте пол мыть.

Девочки говорят:

— По-настоящему?

Мама говорит:

— А вы что думали? По-игрушечному вы уже вымыли, теперь давайте по-настоящему.

И вот девочки стали по-настоящему пол мыть.

Мама дала им каждой по уголку и говорит:

— Смотрите, как я мою, и вы тоже так мойте. Где вымыли, там по чистому не ходите… Луж на полу не оставляйте, а вытирайте досуха. А ну, раз-два начали!..

Засучила мама рукава, подоткнула подол и пошла пахать мокрой тряпкой. Да так ловко, так быстро, что девочки за ней еле успевают. И конечно, у них так хорошо не выходит, как у мамы. Но все-таки они стараются. Белочка даже на коленки встала, чтобы удобнее было.

Мама ей говорит:

— Белочка, ты бы еще на живот легла. Если ты будешь так пачкаться, то нам придется потом и тебя в корыте стирать.

Потом говорит:

— А ну, сбегай, пожалуйста, на кухню, посмотри, не кипит ли вода в бельевом баке.

Белочка говорит:

— А как же узнать, кипит она или не кипит?

Мама говорит:

— Если булькает — значит, кипит; если не булькает — значит, не вскипела еще.

Белочка на кухню сбегала, прибегает:

— Мамочка, булькает, булькает!

Мама говорит:

— Не мамочка булькает, а вода, наверно, булькает?

Тут мама из комнаты за чем-то вышла, Белочка Тамарочке и говорит:

— Знаешь? А я апельсины видела!

Тамарочка говорит:

— Где?

— В сетке, в которой мясо висит. Знаешь, сколько? Целых три.

Тамарочка говорит:

— Да. Будут нам теперь апельсины. Дожидайся.

Тут мама приходит и говорит:

— А ну, поломойки, забирайте ведра и тряпки — идем на кухню белье стирать.

Девочки говорят:

— По-настоящему?

Мама говорит:

— Теперь вы все будете делать по-настоящему.

И девочки, вместе с мамой, по-настоящему стирали белье. Потом они его по-настоящему полоскали. По-настоящему выжимали. И по-настоящему вешали его на чердаке на веревках сушиться.

А когда они кончили работать и вернулись домой, мама накормила их обедом. И никогда еще в жизни они с таким удовольствием не ели, как в этот день. И суп ели, и кашу, и черный хлеб, посыпанный солью.

А когда они отобедали, мама принесла из кухни сетку и сказала:

— Ну, а теперь вы, пожалуй, можете получить каждая по апельсину.

Девочки говорят:

— А кому третий?

Мама говорит:

— Ах вот как? Вы уже знаете, что и третий есть?

Девочки говорят:

— А третий, мамочка, знаешь кому? Третий — самый большой — тебе.

— Нет, доченьки, — сказала мама. — Спасибо. Мне хватит, пожалуй, и самого маленького. Ведь все-таки вы сегодня в два раза больше, чем я, работали. Не правда ли? И пол два раза мыли. И скатерть два раза стирали…

Белочка говорит:

— Зато чернила только один раз пролили.

Мама говорит:

— Ну, знаешь, если бы вы два раза чернила пролили, — я бы вас так наказала…

Белочка говорит:

— Да, а ведь ты же не наказала все-таки?

Мама говорит:

— Погодите, может быть, еще и накажу все-таки.

Но девочки видят: нет, уж теперь не накажет, если раньше не наказала.

Обняли они свою маму, крепко расцеловали ее, а потом подумали и выбрали ей — хоть не самый большой, а все-таки самый лучший апельсин.

И правильно сделали.

 

Читать другие рассказы и сказки Пантелеева.Список произведений.

skazkii.ru

Book: Леонид Пантелеев. Большая стирка

Пантелеев Л.Большая стиркаПисатель Леонид Пантелеев писал необычные книги. В увлекательном сюжете всегда прослеживалась четкая цель педагога: как превратить непослушных упрямцев в разумных детей, как пробудить в их сердцах… — Мелик-Пашаев, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2013262бумажная книга
Леонид ПантелеевБольшая стиркаПисатель Леонид Пантелеев писал необычные книги. В увлекательном сюжете всегда прослеживалась четкая цель педагога: как превратить непослушных упрямцев в разумных детей, как пробудить в их сердцах… — Мелик-Пашаев, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Тонкие шедевры для самых маленьких Подробнее...2013157бумажная книга
Леонид ПантелеевБольшая стиркаСмешная и одновременно поучительная история о двух непослушных сестренках учит добру и честности и обязательно понравится малышам. Проказы шалуний и замечательные иллюстрации Алексея Пахомова… — Мелик-Пашаев, (формат: 60x90/8, 24 стр.) Подробнее...2013162бумажная книга
Леонид ПантелеевБольшая стиркаСмешная и одновременно поучительная история о двух непослушных сестренках учит добру и честности и обязательно понравится малышам. Проказы ш — Мелик-Пашаев, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2013169бумажная книга
Надежда НелидоваБольшая стиркаЖенская головка похожа на женскую сумочку. Время от времени в ней требуется проводить генеральную уборку. Вытряхнуть содержимое в большую кучу, просмотреть. Обрадоваться огрызку сигаретной коробки с… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) электронная книга Подробнее...149электронная книга
Надежда НелидоваБольшая стиркаЖенская головка похожа на женскую сумочку. Время от времени в ней требуется проводить генеральную уборку. Вытряхнуть содержимое в большую кучу, просмотреть. Обрадоваться огрызку сигаретной коробки с… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2017бумажная книга
Пантелеев, ЛеонидБольшая стирка: проза для детейПисатель Леонид Пантелеев писал необычные книги. В увлекательном сюжете всегда прослеживалась четкая цель педагога: как превратить непослушных упрямцев в разумных детей, как пробудить в их сердцах… — Мелик-Пашаев, (формат: 280.00mm x 215.00mm x 4.00mm, 24 стр.) внесерийное издание Подробнее...2013241бумажная книга
Большая стирка рис. 8304 вид 1+8305 вид 1 (909598)Страна: Россия; Бренд: Непоседа; Серия: Маша И Медведь; Цвет: Красный; Размеры: 1, 5 сп — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2301бумажная книга
Средство для профилактики стиральных машин "Большая стирка", 500 мл"Большая стирка" Накипи нет - средство для удаления и профилактики образования накипи в стиральных машинах. Средство может использоваться как добавка к стиральномупорошку непосредственно во время… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...119.2бумажная книга
Настольная игра большая стирка«Большая стирка» – это веселая занимательная игра для детей от семи лет. Она раскрывает тайну потерянных носков, которую давно хочет узнать каждый, кто когда-либо не мог найти пару к своему носку… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...449бумажная книга
Настольная игра "Большая стирка""Большая стирка"– забавная настольная игра про дружный поиск парных носков для интернациональных друзей. Помогает развивать аналитическое и комбинаторное мышление. В наборе: 60 карточек с 30 парами… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...357бумажная книга
Постельное белье 1, 5 Большая стирка, бязь, 50*70, Маша и МедведьПостельное белье 1, 5 Большая стирка, бязь, 50*70, Маша и Медведь – этот КПБ осуществит мечту ребенка окунуться в волшебный мир любимых героев. Комплект детского постельного белья «Большая стирка»… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...1869бумажная книга
Стиральный порошок "Большая стирка", автомат, для цветного белья, 2, 4 кгБлагодаря специальной формуле "Smart color formula" стиральный порошок ""Большая стирка" автомат для цветного белья" обеспечивает великолепную чистоту и защищает цветные ткани от окрашивания. Удаляет… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...381.7бумажная книга
Стиральный порошок "Большая стирка", автомат, для черного и темного белья, 2, 4 кгБлагодаря специальной формуле "Smart black formula" стиральный порошок ""Большая стирка" для черного и темного белья" обеспечивает великолепную чистоту и идеально подходитдля ежедневной стирки белья… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...414бумажная книга
Пантелеев Л.Большая стиркаПисатель Леонид Пантелеев писал необычные книги. В увлекательном сюжете всегда прослеживалась четкая цель педагога: как превратить непослушных упрямцев в разумных детей, как пробудить в их сердцах… — Мелик-Пашаев, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2013262бумажная книга
Леонид ПантелеевБольшая стиркаПисатель Леонид Пантелеев писал необычные книги. В увлекательном сюжете всегда прослеживалась четкая цель педагога: как превратить непослушных упрямцев в разумных детей, как пробудить в их сердцах… — Мелик-Пашаев, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Тонкие шедевры для самых маленьких Подробнее...2013157бумажная книга
Леонид ПантелеевБольшая стиркаСмешная и одновременно поучительная история о двух непослушных сестренках учит добру и честности и обязательно понравится малышам. Проказы шалуний и замечательные иллюстрации Алексея Пахомова… — Мелик-Пашаев, (формат: 60x90/8, 24 стр.) Подробнее...2013162бумажная книга
Леонид ПантелеевБольшая стиркаСмешная и одновременно поучительная история о двух непослушных сестренках учит добру и честности и обязательно понравится малышам. Проказы ш — Мелик-Пашаев, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2013169бумажная книга
Надежда НелидоваБольшая стиркаЖенская головка похожа на женскую сумочку. Время от времени в ней требуется проводить генеральную уборку. Вытряхнуть содержимое в большую кучу, просмотреть. Обрадоваться огрызку сигаретной коробки с… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) электронная книга Подробнее...149электронная книга
Надежда НелидоваБольшая стиркаЖенская головка похожа на женскую сумочку. Время от времени в ней требуется проводить генеральную уборку. Вытряхнуть содержимое в большую кучу, просмотреть. Обрадоваться огрызку сигаретной коробки с… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2017бумажная книга
Пантелеев, ЛеонидБольшая стирка: проза для детейПисатель Леонид Пантелеев писал необычные книги. В увлекательном сюжете всегда прослеживалась четкая цель педагога: как превратить непослушных упрямцев в разумных детей, как пробудить в их сердцах… — Мелик-Пашаев, (формат: 280.00mm x 215.00mm x 4.00mm, 24 стр.) внесерийное издание Подробнее...2013241бумажная книга
Большая стирка рис. 8304 вид 1+8305 вид 1 (909598)Страна: Россия; Бренд: Непоседа; Серия: Маша И Медведь; Цвет: Красный; Размеры: 1, 5 сп — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...2301бумажная книга
Средство для профилактики стиральных машин "Большая стирка", 500 мл"Большая стирка" Накипи нет - средство для удаления и профилактики образования накипи в стиральных машинах. Средство может использоваться как добавка к стиральномупорошку непосредственно во время… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...119.2бумажная книга
Настольная игра большая стирка«Большая стирка» – это веселая занимательная игра для детей от семи лет. Она раскрывает тайну потерянных носков, которую давно хочет узнать каждый, кто когда-либо не мог найти пару к своему носку… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...449бумажная книга
Настольная игра "Большая стирка""Большая стирка"– забавная настольная игра про дружный поиск парных носков для интернациональных друзей. Помогает развивать аналитическое и комбинаторное мышление. В наборе: 60 карточек с 30 парами… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...357бумажная книга
Постельное белье 1, 5 Большая стирка, бязь, 50*70, Маша и МедведьПостельное белье 1, 5 Большая стирка, бязь, 50*70, Маша и Медведь – этот КПБ осуществит мечту ребенка окунуться в волшебный мир любимых героев. Комплект детского постельного белья «Большая стирка»… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...1869бумажная книга
Стиральный порошок "Большая стирка", автомат, для цветного белья, 2, 4 кгБлагодаря специальной формуле "Smart color formula" стиральный порошок ""Большая стирка" автомат для цветного белья" обеспечивает великолепную чистоту и защищает цветные ткани от окрашивания. Удаляет… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...381.7бумажная книга
Стиральный порошок "Большая стирка", автомат, для черного и темного белья, 2, 4 кгБлагодаря специальной формуле "Smart black formula" стиральный порошок ""Большая стирка" для черного и темного белья" обеспечивает великолепную чистоту и идеально подходитдля ежедневной стирки белья… — (формат: Мягкая глянцевая, 24 стр.) Подробнее...414бумажная книга

Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..