Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Вся правда о стиральных порошках. Вся правда о порошках для стирки


Вся правда о стиральных порошках

Hа вопрос: «Безопасны ли стиральные порошки, которыми пользуется Ваша семья?» 68% опрошенных россиян в воз­расте от 20 до 65 лет отвечают, что вообще не задумываются над этим вопросом. Аргумент прост: если товар продается, значит, он разрешен к реализации. Был бы опасным для здоровья, то его не раз­решили бы к продаже. Непосвященному потребителю в логике не откажешь. Но искренность продавца стиральных по­рошков сомнительна, потому что ни один продавец не скажет: «Я советую вам НЕ покупать этот стиральный порошок. У нас в стране НЕТ стандартов безопасности, точнее, они устарели»…

Читали ли Вы когда-нибудь на какой-либо упаковке стирального порошка информацию о том, что если у Вас увеличил­ся уровень холестерина или сахара в крови, началась гиперемия легких, нервные срывы, раздражение кожных покро­вов — это следствие применения стирального порошка той или иной марки? И не прочтете. Потому что, если бы всту­пили в действие новые стандарты на стиральные порошки и моющие средства, процентов 95 из продукции бытовой химии, производимой и реализуемой на потребительских рынках России, были бы запрещены.

А ведь о том, что стиральные порошки на базе фосфатов вредны для здоровья человека и окружающей среды, часть по­требителей и Ваши потенциальные клиенты уже знают. Кто бывает за границей, быстро улавливает такие нюансы: в гостиницах постельное белье не пахнет ароматизаторaми (у нас же это — элемент обязательного шика), в супермаркетах стиральные порошки стоят дорого. Более того, те «Тайды» и «Ариэли», которыми пользуются в Европе, Америке и Ав­стралии, принципиально отличаются от тех, которые продаются в России и Украине.

То, что нам не известно — истина для европейцев

Подавляющее большинство населения стран бывшего Союза не имеет представления о том, что моющие средства, осо­бенно стиральные порошки, мировая наука классифицирует как наиболее опасные химические вещества для здоровья человека и окружающей среды среди всех веществ, с которыми потребитель контактирует в быту.

Рассматривая упаковку стирального порошка, произведенного по западной технологии, вы невольно концентрируете внимание на раскрученном ТВ-образе или слогане типа «аромат чистой свежести».

Расшифруем: «аромат» — приятный запах, «чистый» – мгновенная ассоциация с другим слоганом «чистота — залог здоро­вья», «свежесть» — молодость. Вот чего хотят потребители: приятную чистую стирку без проблем!

А проблемы есть, и очень серьезные. Однако магические слова как раз и призваны отвлечь внимание потребителя от архиважных вопросов, связанных с использованием ЛЮБОГО товара бытовой химии. Отвлечь, чтобы более внима­тельный потребитель не прочитал на упаковке «волшебного» средства цифры о содержании веществ, опасных для здо­ровья человека, употребляющего этот порошок, и водной системы данного региона в целом.

При таком положении вещей фраза, на которой выросло не одно поколение – «Чистота — залог здоровья», становится порочной. Уже не первый год экологи бьют тревогу — возрастание спроса на синтетические моющие средства, усилен­но рекламируемые телевидением, чревато очередным экологическим кризисом.

У подавляющего большинства стиральных порошков на нашем рынке основным компонентом являются составы на ос­нове триполифосфата натрия.

Представьте себе масштаб бедствия: после ЛЮБОЙ стирки (а стирают люди каждый день) с грязной водой триполи­фосфат непосредственно попадает в реки и озера. Количество триполифосфата накапливается, а потом начинает дей­ствовать как удобрение. Есть даже термин – «эутрофия», что в переводе с древнегреческого означает «хорошее пита­ние». То есть, идет усиленное переедание водной системой сбросами городов, отходами производств, плюс неграмот­но внесенными минеральными удобрениями.

Такая «подкормка» воды вызывает бурное «цветение», а затем неизбеж­ное «старение» водоема. Раньше такое наблюдалось лишь в единичных реках и озерах. Теперь цветение воды — явление привычное. В местах особенного скопления опасного вещества на поверхности воды наблюдается «урожай» сине-зеле­ных водорослей, которые обладают способностью размножаться с чудовищной, почти взрывной силой: один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 кг водорослей!

Подсчитаем. Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. И спасает нас пока от экологической ката­строфы только недостаточное для роста и развития водорослей количество света и тепла в осенне-зимний период.

Но, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет, фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветут» и поги­бают такие реки как Волга, Днепр, большие и малые водоемы. A их все «кормят» и «кормят» отходами стирок всей стра­ны. И так на всем постсоветском пространстве!

В 1965 году в тогдашнем СССР ученые, подстегиваемые зарубежными коллегами, всерьез занимались проблемой фосфатного отравления водных систем. На тот момент в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 граммов микроорганизмов. И это уже приводило ряд ученых в ужас. Сей­час в одном кубическом метре воды Черного моря микроорганизмов в 20 раз больше!

Кого это пугает? Как это вредит Черному морю? Обывателю неведомо. А водоросли, разлагаясь, выделяют в страшных количествах метан, аммиак, се­роводород. Количество кислорода в воде катастрофически уменьшается — вымирает все живое. Приспособиться к ядо­витой среде нет никаких шансов.

Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно растет и планктон. А чем больше в воде всякой взве­си, тем меньше возможности использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды. Но так как другой воды у нас нет, то приходится использовать ЭТУ, отравленную. Круг замкнулся. Мы начали травить фосфатами среду, в которой живем — мы же и получаем назад через еду и питье то, что сами отравили.

То, что знают ТАМ, недоступно нам

Итак, еще в 60-е годы в СССР проводились исследования влияния синтетических моющих средств (СМС) на окружаю­щую среду и здоровье человека. Результаты наших ученых совпали с результатами исследований их заграничных кол­лег. Не совпали только выводы: в Европе отреагировали соответствующим образом, у нас же тревожные факты были скрыты не только от общественности, но и от специалистов: врачей, химиков, экологов, психологов.

Было установлено, что основная причина отрицательного влияния моющих средств на здоровье человека обусловлена наличием в их составе соединений фосфора, которые нарушают кислотно-щелочное равновесие клеток кожи, вызывая, прежде всего, дерматологические заболевания.

Помимо наружного — дерматологического воздействия, соединения фос­фора оказывают влияние и на функционирование организма в целом, поскольку при контакте с кожей они проникают непосредственно в кровь, изменяют процентное содержание в ней гемоглобина, вызывают изменение плотности сы­воротки крови, содержание белка. Нарушаются функции печени, почек, скелетных мышц, что проводит, в свою оче­редь к тяжелым отравлениям, нарушению обменных процессов и обострению хронических заболеваний.

Установлено, что основной механизм воздействия соединений фосфора — взаимодействие их с липидно-белковыми мембранами и проникновение через них в различные структурные элементы клетки, вызывая тем самым тонкие, глубокие изменения в биохимических и биофизических процессах.

Соединения фосфора из СМС проникают в организм, как было установлено:

при непосредственном контакте моющих средств с кожей рук и тела;из недостаточно выполосканных тканей одежды, для стирки которых применялись фосфатные СМС;через загрязненные сточными водами источники водоснабжения.

Учитывая высокую гигиеническую опасность для живого организма фосфатных СМС, мировое сообщество установило очень жесткие требования к содержанию фосфатов в сточных водах, питьевой воде и продуктах питания.

Так, в западных странах содержание фосфатов в сточных водах должно быть не более 1 мг/л, в питьевой воде — на уровне 0,03 мг/л. Для сравнения: норматив на содержание полифосфатов в питьевой воде по ГОСТу России составля­ет 3,5 мг/л.

Для решения глобальной проблемы защиты Мирового океана и пресноводных ресурсов в начале 70-х годов под эги­дой ООН был заключен международный Договор, в котором были определены главные направления, и первое из них – сокращение и полное прекращение загрязнения водных ресурсов биогенными веществами, особенно фосфором. Дого­вор ратифицирован практически всеми членами ООН и продолжает действовать.

В отличие от стратегии умалчивания в бывшем СССР проблемы загрязнения фосфатами водных систем, в Европе и Америке об этом заговорили открыто, аргументированно, с привлечением средств массовой информации для формиро­вания нового общественного мнения. Конечно, было непросто — были противники нового взгляда на экологические проблемы.

Самая серьезная борьба разгорелась после того, как было признано: основные источники загрязнения водоемов фосфа­тами — это коммунальные стоки с остатками стиральных порошков. Долгое время противники ограничения фосфатов, лоббируемые транснациональными производителями фосфатных порошков, выдвигали теорию о том, что загрязнение водоемов происходит из-за попадания минеральных (фосфатных) удобрений.

Однако исследования, проведенные сразу в нескольких странах, показали, что фосфатные удобрения — это малоподвижные соединения, и в почве после внесения они находятся до 5-8 лет. Доля загрязнения водоемов минеральными фосфатными удобрениями составляют до 5% от всего поступления фосфора. Более 80% фосфатов поступает в водоемы из-за применения фосфатных стираль­ных порошков!

Тогда же мировое сообщество разработало мероприятия для предотвращения глобальной экологической катастрофы во­доемов. В более чем пятидесяти развитых странах мира в 80-90 годах были введены законодательные ограничения или полный запрет на применение фосфатных стиральных порошков. На смену им были разработаны и внедрены в практику малофосфатные и полностью бесфосфатные на базе цеолитов синтетические моющие средства.

Одновременно, во многих странах мира началось строительство специальных очистных сооружений для удаления из сточных вод фосфора и азота. Предпринятые мероприятия позволили восстановить биологическое состояние многих рек — Рейна, Великих Озер, Миссури, Миссисипи, ряд рек и озер в Китае, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран.

Наряду с этими явными положительными результатами после отказа от форфатных сбросов имеются обширные терри­тории, где продолжается применение фосфатных порошков, а загрязненные сине-зелеными водорослями водоемы на­ходятся в состоянии экологической катастрофы. Это наблюдается в водоемах стран Восточной Европы, в Черном, Азовском и Балтийском морях, в прибрежной акватории Турции, в водоемах и реках России, Белоруссии, Украины, Центральной и Юго-Восточной Азии.

Зафиксирована прямая связь между большим количеством сине-зеленых водо­рослей в водоемах ряда стран и ростом тяжелых заболеваний, уровня смертности и снижения рождаемости среди насе­ления этих государств.

На сегодняшний день в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах действует законодатель­ство, запрещающее использование фосфатов в стиральных порошках. В этих странах даже шампунь для автомобилей производится на бесфосфатной основе.

В Бельгии более 80 % порошков не содержат фосфатов, в Финляндии и Шве­ции – 40 %, в Великобритании и Испании – 25, в Дании – 54, Франции — 30, Греции и Португалии — 15. В Японии уже к 1986 году фосфатов в стиральных порошках не было вообще. Законы о запрете фосфатов в стирально-моющих сред­ствах действуют в Корейской Рeспублике, на Тайване, в Гонконге, Таиланде, ЮАР. В США такие запреты охватывают более трети штатов.

От фосфатов – к цеолитам

Мировая гигиеническая наука определила три основных направления по снижению токсичности стиральных порош­ков.

Первое из них – это замещение фосфатов, умягчающих воду, цеолитами. Известные фирмы разработали рецептуру на базе цеолитов – затраты на исследования составили 500 млн. немецких марок, патент выдан в 1973 году. Однако пона­добилось еще девять лет, чтобы в 1982 году было начато массовое их производство.

В настоящее время бесфосфатные порошки на базе цеолитов занимают ведущее место в более чем 50 развитых странах мира.

Второе направление по снижению токсичности стиральных порошков — ввод законодательных ограничений и строи­тельство новых заводов (Китай, Таиланд, Индия и др.).

Третье направление — полное замещение фосфатных порошков, разработка рецептуры и производство принципиально новых стиральных порошков третьего поколения, которые превосходили бы по потребительским свойствам, гигиени­ческим и экологическим показателям стиральные порошки на базе цеолитов, поскольку цеолиты, к сожалению, — не па­нацея. Как оказалось, стиральные порошки на базе цеолитов, наряду с повышенной экологической безопасностью, имеют существенные гигиенические недостатки:

низкая выполаскиваемость остатков порошка из тканей;высокое содержание силикатов, вызывающее обезжиривание кожи;содержание более 7 % анионных поверхностно-антивных веществ (ПАВ) вместо гигиенической нормы 2 %;моющая способность ниже нормативных требований;повреждение тканей и их окраски;сверхнормативное содержание пыли.

Как переходный вариант, в период поиска, цеолиты пока устраивают ученых и потребителей. Но только на время!

Кстати, в отдельных странах пропагандируются жидкие моющие средства вместо порошкообразных СМС, например, в США и Канаде. В Европе такие средства не нашли распространения. При более повышенной экологической безопасно­сти жидкие моющие средства имеют пониженную моющую способность, то есть плохо отстирывают грязь. Концентра­ция ПАВ в них в 5-6 раз выше гигиенических норм. Их можно применять только в домашних условиях и только в мяг­кой воде. Они требуют дополнительного применения высокоактивных вспомогательных веществ — отбеливателей, пят­новыводителей и активаторов, то есть дополнительной химии. И сказать, что более вредно — фосфаты или эти актива­торы, — трудно.

Мировая гигиеническая наука вывела, что наиболее гигиенически безопасные стиральные порошки не должны содер­жать следующие химические компоненты: фосфаты, хлор, сульфаты, силикаты, аммиак, бор и строго ограниченное ко­личество анионных ПАВ — не более 2 %; неионогенных ПАВ одного вида — не более 3 %; солей токсичных кислот — не более 1 %; кaтиoнных ПАВ — не более 2 %; синтетических ароматизаторов — не более 0,01 % или идеально без запаха; пыли — 0,5 %; обеспечивать высокую степень выполаскивания из тканей.

Мнения: компетентные и не очень

А что же наши экологи, биологи и химики? Ведь они тоже стирают, как и все прочие жители планеты Земля. Болит ли у них душа при мысли о том вреде, что наносят фосфаты, находящиеся в стиральных порошках, человеку и окружаю­щей среде?

Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина заявляет как ученый, что заменить фосфаты нечем: «У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстан­дарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем рань­ше. В советские времена об этом вообще никто не думал — сливали в воду всякую гадость. А сегодня и стараются выпус­кать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой, — не вредящие экологии.

Раньше, насколько я помню, допус­калось содержание фосфатов до 35 %. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала... Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами».

Это — пример «компетентного» мнения.

Можно ли говорить о стандартах безопасности, если нет нормативов? Сегодня каждый человек, который хоть в малой степени, но думает о будущем своих детей, беспокоится: каким воздухом будут дышать его дети, какую воду пить, чем питаться. Тем не менее, в начале XXI века вопрос об экологии кажется коварным и с подтекстом.

Мнение доктора химических наук Льва Федорова:

«Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина — удобрения, используемые в сельском хозяй­стве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы».

Какая-то доля правды в этом есть, но очень малая! Действительно, ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. Но суть ученый не уловил: идет борьба за умы (и кошельки) потребителей, осно­вываясь именно на реальной угрозе для экологии всей планеты.

На смену одного (как доказано, вредного) вида сти­ральных порошков идет совершенно другой вид — 100-процентно безопасный для Природы и Человека, — в целом для всех и конкретно для каждого. Это — скрытая война между «старым» и «новым», в которую втянуты и политики, и госу­дарственные деятели, прикормленные конкурирующими производствами. А ученые, к сожалению, пошли по пути кра­сивого сравнения, не имеющего под собой ничего конкретного.

Наконец, Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании "P&G", вы­сказался конкретно и профессионально:

«Мы соблюдаем требования той страны, в которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в этой стране стандарты. Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании выпускают бесфосфатные моющие средства.

В СШA, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет. По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержа­щих моющих средств.

О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания. Но если и здесь все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся».

Итак, самым осведомленным экспертом оказалась не государственная организация, а компания, которая «поставляет» нам фосфаты. Более того, все, что сказал представитель «старого» метода — правда!

Вся правда о фосфатных порошках или двойные стандарты

«Думающие» потребители, узнав о том, что единых стандартов на содержание фосфатов в стиральных порошках нет, невольно начинают понимать, что важно одно: либо вредное вещество есть, либо его нет. Значит, — считают произво­дители фосфатных порошков, надо предугадать этот момент и лучше говорить правду, но... не всю, а дозированную.

То есть, в такой форме утверждается, что параллельно выпускаются и фосфатные порошки, хотя это не есть точная правда. В большинстве развитых стран мира, запрещено производство именно фосфатных порошков. В менее разви­тых, к каковым относят и Украину, и Россию, мировые производители «пристроили» запрещенное в собственной стране производство, но не запрещенное здесь, в России и Украине!

К этой уловке и прибегают производители фосфат­ных порошков, утверждая: «...мы производим стиральные порошки в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125 процентов», что действительно является правдой. А о том, что у себя на родине эти производства запрещены – ни слова!

Более того, у себя на родине этим же фирмам-производителям об экологии заботиться престижно и модно. Крупней­шие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет и производят их ...с 1983 года! Од­нако для России на принадлежащем фирме «P&G» «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» — с фосфатами.

На любую новую технологию нужны огромные средства — а тут выпускали фосфатные порошки и выпускают. Народ по­купал и покупает. Зачем что-то менять? Тем более, что себестоимость порошка с цеолитом на 20 процентов выше фос­фатных.

Знают ли в правительстве России о двойных стандартах безопасности известных торговых марок? 3нают и молчат. Причина — отнюдь не легкомыслие чиновников, хуже — их заинтересованность. Потому что есть определенный «дого­вор» между транснациональными компаниями и чиновниками высшего эшелона в получении сверхприбылей. Даже за счет здоровья и бесперспективного будущего целой нации.

Предложения ученых, отечественных производителей, научно аргументированные, лежат «под сукном» в Кабинете ми­нистров и в профильном комитете России.

А «честь» вести бои на потребительском рынке бывшего СНГ достается как раз производителям фосфатных порошков, которые сглаживают проблему экологической опасности, утверждая и внося сомнения, что вообще стиральные бата­лии – мелочь, а фосфаты в стиральных порошках не такая уж и глобальная проблема.

В этих боях упорно затушевывает­ся связь между вредной стиркой и гибелью наших (не их!) рек от сине-зеленых водорослей, вырождением флоры и фауны в водоемах, генетическими мутациями и вымиранием нации от неизвестных болезней и т.д. И только журнали­сты, в силу природной тяги к сенсации, нет-нет, да напишут правду: что в Волге, Днепре вода – мертвая, а рыба – дву­полая.

Нет-нет да и всплывет тема сбросов в водоcистему страны фосфатов, которые в избытке употребляет в быту каждый из нас, желая быть «мягким, белым и пушистым», а на деле оказываясь больным с недоразвитым потомством, продолжая употреблять воду и пищу с фосфатами.

Но поднять этот пласт проблем необходимо, чтобы самим раз и навсегда понять: ЭТО вредно. А затем — объяснить дру­гим так, чтобы услышали и поверили.

«Убийственная» чистота

Итак, вернемся к особо опасному веществу — триполифосфату натрия (ТПФ). Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 %. При стирке это вещество уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Что, по идее, хорошо. Но при этом маленький плюс продукту бытовой химии оборачивается катастрофическим минусом и конкрет­ному потребителю, и соответственно, населению данного региона и страны в целом. Этот масштаб и есть катастрофа. Это признали на Западе и нашли средства с аналогичными стирающими свойствами и без тех побочных эффектов, ко­торыми печально известен триполифосфат натрия.

Но вопрос жадности: куда девать полный цикл «современного» (пусть и вредного, морально устаревшего) производ­ства? Выход один: найти страны или страну, где в силу меньшей степени цивилизации НЕ ЗHAЮT о вредности и ре­альной угрозе жизни на Земле, поступающей через стиральные порошки в водные системы, оттуда через почву в пищу человеку.

Страны бывшего СНГ оказались идеальными партнерами: политическая нестабильность, заметный экономический хаос, нечеткие правовые нормы и, самое «ценное» – отсутствие тех самых стандартов, которые могли бы перекрыть до­ступ на потребительский рынок этих стран опасных стирающих средств. Можно к этому добавить и психологический фактор — на момент освоения рынка неизбалованность наших потребителей заморскими товарами и красочными упа­ковками сделала свое дело.

Профессионально и качественно оформленные импортные порошки одним своим видом со­брали огромную массу потребителей в масштабе страны бывшего Советского Союза. Не испугала и цена. К тому же, был факт очень серьезного аргумента в пользу этих порошков – они отлично стирали.

Итак, потребителей не обманывали, уверяя, что «чистота — чисто ТАЙД». Просто умолчали о том, что эта чистота — от­рицательна, то есть вредна. Мировое сообщество уже сделало свой выбор: пусть будет просто чисто, чем вредно. Нам же, в сознании целой нации затормозившимся в своем потребительском развитии на рубеже 40-50-х годов прошлого века, нужен какой-то очень серьезный толчок, чтобы стало понятно: чистота — далеко не всегда благо.

Двойной удар

У фосфатов есть отличные «партнеры», с которыми триполифосфаты прекрасно уживаются и вредят человеку и приро­де, идя «рука об руку». Это — поверхностно-активные вещества (ПАВ), химические соединения, понижающие поверх­ностное натяжение воды.

Эти ПАВ, «синтетические мыла», обычно содержатся в порошке в количестве до 15-20 %. В ходе экспериментов на жи­вотных было установлено, что ПАВ существенно изменяют интенсивность окислительно-восстановительных реакций, влияют на активность ряда важнейших ферментов, нарушают белковый, углеводный и жировой обмен. Особенно агрессивны в своих действиях анионные ПАВ, которые способны вызывать грубые нарушения иммунитета, развитие аллергии, поражение мозга, печени, почек, легких. Это одна из причин, по которым в странах Западной Европы нало­жены строгие ограничения на использование анионных ПАВ в стиральных порошках — не более 2 %.

ПАВ способны накапливаться в органах. Например, в мозге «оседает» 1,9% общего количества ПАВ, которые попали на незащищенную кожу, в печени – 0,6%. Обладая химическим сродством с определенными компонентами мембран клеток человека, ПАВ скапливаются на клеточных мембранах, покрывая их тонким слоем, и при определенной концен­трации вызывают нарушения важнейших биохимических процессов и саму целостность клетки. Они действуют подоб­но ядам: в легких вызывают эмфизему, повреждают клетки печени, нарушают передачу нервных импульсов в централь­ной и периферической нервных системах, проникая в кровь, приводят к изменению физико-химических свойств самой крови и нарушению иммунитета в целом.

Наличие фосфатов в порошках приводит к значительному усилению токсических свойств анионных ПАВ — создаются условия для более интенсивного проникновения их как через поврежденную, так и неповрежденную кожу рук и при со­действии сульфатов, силикатов, энзимов и хлора интенсивно ее обезжиривают. Барьерные функции кожных покровов снижаются, и создаются условия для интенсивного проникновения в организм любых токсичных соединений – бакте­риологических токсинов, тяжелых металлов и пр.

Запускается конвейер патологических иммунных реакций.

Фосфаты не только усиливают проникновение ПАВ через кожу, но и способствуют накоплению этих веществ на волок­нах стираемых тканей. Они способствуют настолько крепкому соединению ПАВ с тканью, что даже 10-кратное полос­кание в горячей воде полностью не освобождает от химикатов. Сильнее всего удерживают вещества шерстяные, полу­шерстяные и хлопковые ткани. В холодной же воде ни ПАВ, ни фосфаты практически не выполаскиваются.

Обращает на себя внимание факт зависимости между расширением рынка применения фосфатных с ПАВами синтети­ческих моющих средств и снижением рождаемости.

В 1977 году издательство «Здоровье» выпустило книгу «Гигиена применения синтетических моющих средств». Изда­ние было предназначено для очень узкого круга врачей и вышло тиражом всего 1700 экземпляров. Читаем: «Анионные ПАВ оказывают воздействие на семяродный эпителий. Такой биологический эффект действия подобен ионизирующе­му излучению...».

Это значит, что ПАВ напрямую влияют на развитие бесплодия.

Экспансия на правах... «развитых» стран

Итак, Вы теперь знаете, какую опасность представляет собой ЛЮБОЙ стиральный порошок, содержащий фосфаты. В целом же, речь идет о массовом и организованном опасном воздействии на население целых стpaн. Потребительский рынок СНГ при большом числе населения и наметившемся экономическом росте оказался очень привлекательным для сбыта товаров бытовой фосфатной химии.

Когда начиналось освоение нашего рынка транснациональными компаниями, в 1990 году потребление моющих средств в России достигло 7,5 кг на одного человека в год. На сегодня годовая потребительская емкость рынка России в моющих средствах оценивается в 1200 тыс. тонн, годовая динамика роста продаж порошков составляет 15-20 %.

На территории России совместные предприятия с иностранными фирмами возникли несколько лет назад, при этом доля СМС, выпускаемых местными отечественными предприятиями, резко снизилась. Если в 1998 году 3АО «Винни­цабытхим», лидер среди украинских производителей, имел в общем объеме реализованной продукции удельный вес 52 %, то уже в 2003-м — всего 5 %.

Отсутствие конкретной стратегии, того, что называется «видением рынка» и внедре­ние предприятий со значительной долей иностранного капитала привели к тому, что битва за рынок была проиграна. Сегодня большинство отечественных производителей влачат жалкое существование, не претендуя более чем на 1 % рынка.

 

 

 

 

 

 

link Похожие материалы:

www.softmixer.com

Вся правда о стиральных порошках » Саквояж

Hа вопрос: «Безопасны ли стиральные порошки, которыми пользуется Ваша семья?» 68% опрошенных россиян в воз­расте от 20 до 65 лет отвечают, что вообще не задумываются над этим вопросом. Аргумент прост: если товар продается, значит, он разрешен к реализации. Был бы опасным для здоровья, то его не раз­решили бы к продаже. Непосвященному потребителю в логике не откажешь. Но искренность продавца стиральных по­рошков сомнительна, потому что ни один продавец не скажет: «Я советую вам НЕ покупать этот стиральный порошок. У нас в стране НЕТ стандартов безопасности, точнее, они устарели»…

Читали ли Вы когда-нибудь на какой-либо упаковке стирального порошка информацию о том, что если у Вас увеличил­ся уровень холестерина или сахара в крови, началась гиперемия легких, нервные срывы, раздражение кожных покро­вов — это следствие применения стирального порошка той или иной марки? И не прочтете. Потому что, если бы всту­пили в действие новые стандарты на стиральные порошки и моющие средства, процентов 95 из продукции бытовой химии, производимой и реализуемой на потребительских рынках России, были бы запрещены.

А ведь о том, что стиральные порошки на базе фосфатов вредны для здоровья человека и окружающей среды, часть по­требителей и Ваши потенциальные клиенты уже знают. Кто бывает за границей, быстро улавливает такие нюансы: в гостиницах постельное белье не пахнет ароматизаторaми (у нас же это — элемент обязательного шика), в супермаркетах стиральные порошки стоят дорого. Более того, те «Тайды» и «Ариэли», которыми пользуются в Европе, Америке и Ав­стралии, принципиально отличаются от тех, которые продаются в России и Украине.

То, что нам не известно — истина для европейцев

Подавляющее большинство населения стран бывшего Союза не имеет представления о том, что моющие средства, осо­бенно стиральные порошки, мировая наука классифицирует как наиболее опасные химические вещества для здоровья человека и окружающей среды среди всех веществ, с которыми потребитель контактирует в быту.

Рассматривая упаковку стирального порошка, произведенного по западной технологии, вы невольно концентрируете внимание на раскрученном ТВ-образе или слогане типа «аромат чистой свежести».

Расшифруем: «аромат» — приятный запах, «чистый» – мгновенная ассоциация с другим слоганом «чистота — залог здоро­вья», «свежесть» — молодость. Вот чего хотят потребители: приятную чистую стирку без проблем!

А проблемы есть, и очень серьезные. Однако магические слова как раз и призваны отвлечь внимание потребителя от архиважных вопросов, связанных с использованием ЛЮБОГО товара бытовой химии. Отвлечь, чтобы более внима­тельный потребитель не прочитал на упаковке «волшебного» средства цифры о содержании веществ, опасных для здо­ровья человека, употребляющего этот порошок, и водной системы данного региона в целом.

При таком положении вещей фраза, на которой выросло не одно поколение – «Чистота — залог здоровья», становится порочной. Уже не первый год экологи бьют тревогу — возрастание спроса на синтетические моющие средства, усилен­но рекламируемые телевидением, чревато очередным экологическим кризисом.

У подавляющего большинства стиральных порошков на нашем рынке основным компонентом являются составы на ос­нове триполифосфата натрия.

Представьте себе масштаб бедствия: после ЛЮБОЙ стирки (а стирают люди каждый день) с грязной водой триполи­фосфат непосредственно попадает в реки и озера. Количество триполифосфата накапливается, а потом начинает дей­ствовать как удобрение. Есть даже термин – «эутрофия», что в переводе с древнегреческого означает «хорошее пита­ние». То есть, идет усиленное переедание водной системой сбросами городов, отходами производств, плюс неграмот­но внесенными минеральными удобрениями.

Такая «подкормка» воды вызывает бурное «цветение», а затем неизбеж­ное «старение» водоема. Раньше такое наблюдалось лишь в единичных реках и озерах. Теперь цветение воды — явление привычное. В местах особенного скопления опасного вещества на поверхности воды наблюдается «урожай» сине-зеле­ных водорослей, которые обладают способностью размножаться с чудовищной, почти взрывной силой: один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 кг водорослей!

Подсчитаем. Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. И спасает нас пока от экологической ката­строфы только недостаточное для роста и развития водорослей количество света и тепла в осенне-зимний период.

Но, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет, фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветут» и поги­бают такие реки как Волга, Днепр, большие и малые водоемы. A их все «кормят» и «кормят» отходами стирок всей стра­ны. И так на всем постсоветском пространстве!

В 1965 году в тогдашнем СССР ученые, подстегиваемые зарубежными коллегами, всерьез занимались проблемой фосфатного отравления водных систем. На тот момент в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 граммов микроорганизмов. И это уже приводило ряд ученых в ужас. Сей­час в одном кубическом метре воды Черного моря микроорганизмов в 20 раз больше!

Кого это пугает? Как это вредит Черному морю? Обывателю неведомо. А водоросли, разлагаясь, выделяют в страшных количествах метан, аммиак, се­роводород. Количество кислорода в воде катастрофически уменьшается — вымирает все живое. Приспособиться к ядо­витой среде нет никаких шансов.

Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно растет и планктон. А чем больше в воде всякой взве­си, тем меньше возможности использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды. Но так как другой воды у нас нет, то приходится использовать ЭТУ, отравленную. Круг замкнулся. Мы начали травить фосфатами среду, в которой живем — мы же и получаем назад через еду и питье то, что сами отравили.

То, что знают ТАМ, недоступно нам

Итак, еще в 60-е годы в СССР проводились исследования влияния синтетических моющих средств (СМС) на окружаю­щую среду и здоровье человека. Результаты наших ученых совпали с результатами исследований их заграничных кол­лег. Не совпали только выводы: в Европе отреагировали соответствующим образом, у нас же тревожные факты были скрыты не только от общественности, но и от специалистов: врачей, химиков, экологов, психологов.

Было установлено, что основная причина отрицательного влияния моющих средств на здоровье человека обусловлена наличием в их составе соединений фосфора, которые нарушают кислотно-щелочное равновесие клеток кожи, вызывая, прежде всего, дерматологические заболевания.

Помимо наружного — дерматологического воздействия, соединения фос­фора оказывают влияние и на функционирование организма в целом, поскольку при контакте с кожей они проникают непосредственно в кровь, изменяют процентное содержание в ней гемоглобина, вызывают изменение плотности сы­воротки крови, содержание белка. Нарушаются функции печени, почек, скелетных мышц, что проводит, в свою оче­редь к тяжелым отравлениям, нарушению обменных процессов и обострению хронических заболеваний.

Установлено, что основной механизм воздействия соединений фосфора — взаимодействие их с липидно-белковыми мембранами и проникновение через них в различные структурные элементы клетки, вызывая тем самым тонкие, глубокие изменения в биохимических и биофизических процессах.

Соединения фосфора из СМС проникают в организм, как было установлено:

при непосредственном контакте моющих средств с кожей рук и тела;из недостаточно выполосканных тканей одежды, для стирки которых применялись фосфатные СМС;через загрязненные сточными водами источники водоснабжения.

Учитывая высокую гигиеническую опасность для живого организма фосфатных СМС, мировое сообщество установило очень жесткие требования к содержанию фосфатов в сточных водах, питьевой воде и продуктах питания.

Так, в западных странах содержание фосфатов в сточных водах должно быть не более 1 мг/л, в питьевой воде — на уровне 0,03 мг/л. Для сравнения: норматив на содержание полифосфатов в питьевой воде по ГОСТу России составля­ет 3,5 мг/л.

Для решения глобальной проблемы защиты Мирового океана и пресноводных ресурсов в начале 70-х годов под эги­дой ООН был заключен международный Договор, в котором были определены главные направления, и первое из них – сокращение и полное прекращение загрязнения водных ресурсов биогенными веществами, особенно фосфором. Дого­вор ратифицирован практически всеми членами ООН и продолжает действовать.

В отличие от стратегии умалчивания в бывшем СССР проблемы загрязнения фосфатами водных систем, в Европе и Америке об этом заговорили открыто, аргументированно, с привлечением средств массовой информации для формиро­вания нового общественного мнения. Конечно, было непросто — были противники нового взгляда на экологические проблемы.

Самая серьезная борьба разгорелась после того, как было признано: основные источники загрязнения водоемов фосфа­тами — это коммунальные стоки с остатками стиральных порошков. Долгое время противники ограничения фосфатов, лоббируемые транснациональными производителями фосфатных порошков, выдвигали теорию о том, что загрязнение водоемов происходит из-за попадания минеральных (фосфатных) удобрений.

Однако исследования, проведенные сразу в нескольких странах, показали, что фосфатные удобрения — это малоподвижные соединения, и в почве после внесения они находятся до 5-8 лет. Доля загрязнения водоемов минеральными фосфатными удобрениями составляют до 5% от всего поступления фосфора. Более 80% фосфатов поступает в водоемы из-за применения фосфатных стираль­ных порошков!

Тогда же мировое сообщество разработало мероприятия для предотвращения глобальной экологической катастрофы во­доемов. В более чем пятидесяти развитых странах мира в 80-90 годах были введены законодательные ограничения или полный запрет на применение фосфатных стиральных порошков. На смену им были разработаны и внедрены в практику малофосфатные и полностью бесфосфатные на базе цеолитов синтетические моющие средства.

Одновременно, во многих странах мира началось строительство специальных очистных сооружений для удаления из сточных вод фосфора и азота. Предпринятые мероприятия позволили восстановить биологическое состояние многих рек — Рейна, Великих Озер, Миссури, Миссисипи, ряд рек и озер в Китае, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран.

Наряду с этими явными положительными результатами после отказа от форфатных сбросов имеются обширные терри­тории, где продолжается применение фосфатных порошков, а загрязненные сине-зелеными водорослями водоемы на­ходятся в состоянии экологической катастрофы. Это наблюдается в водоемах стран Восточной Европы, в Черном, Азовском и Балтийском морях, в прибрежной акватории Турции, в водоемах и реках России, Белоруссии, Украины, Центральной и Юго-Восточной Азии.

Зафиксирована прямая связь между большим количеством сине-зеленых водо­рослей в водоемах ряда стран и ростом тяжелых заболеваний, уровня смертности и снижения рождаемости среди насе­ления этих государств.

На сегодняшний день в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах действует законодатель­ство, запрещающее использование фосфатов в стиральных порошках. В этих странах даже шампунь для автомобилей производится на бесфосфатной основе.

В Бельгии более 80 % порошков не содержат фосфатов, в Финляндии и Шве­ции – 40 %, в Великобритании и Испании – 25, в Дании – 54, Франции — 30, Греции и Португалии — 15. В Японии уже к 1986 году фосфатов в стиральных порошках не было вообще. Законы о запрете фосфатов в стирально-моющих сред­ствах действуют в Корейской Рeспублике, на Тайване, в Гонконге, Таиланде, ЮАР. В США такие запреты охватывают более трети штатов.

От фосфатов – к цеолитам

Мировая гигиеническая наука определила три основных направления по снижению токсичности стиральных порош­ков.

Первое из них – это замещение фосфатов, умягчающих воду, цеолитами. Известные фирмы разработали рецептуру на базе цеолитов – затраты на исследования составили 500 млн. немецких марок, патент выдан в 1973 году. Однако пона­добилось еще девять лет, чтобы в 1982 году было начато массовое их производство.

В настоящее время бесфосфатные порошки на базе цеолитов занимают ведущее место в более чем 50 развитых странах мира.

Второе направление по снижению токсичности стиральных порошков — ввод законодательных ограничений и строи­тельство новых заводов (Китай, Таиланд, Индия и др.).

Третье направление — полное замещение фосфатных порошков, разработка рецептуры и производство принципиально новых стиральных порошков третьего поколения, которые превосходили бы по потребительским свойствам, гигиени­ческим и экологическим показателям стиральные порошки на базе цеолитов, поскольку цеолиты, к сожалению, — не па­нацея. Как оказалось, стиральные порошки на базе цеолитов, наряду с повышенной экологической безопасностью, имеют существенные гигиенические недостатки:

низкая выполаскиваемость остатков порошка из тканей;высокое содержание силикатов, вызывающее обезжиривание кожи;содержание более 7 % анионных поверхностно-антивных веществ (ПАВ) вместо гигиенической нормы 2 %;моющая способность ниже нормативных требований;повреждение тканей и их окраски;сверхнормативное содержание пыли.

Как переходный вариант, в период поиска, цеолиты пока устраивают ученых и потребителей. Но только на время!

Кстати, в отдельных странах пропагандируются жидкие моющие средства вместо порошкообразных СМС, например, в США и Канаде. В Европе такие средства не нашли распространения. При более повышенной экологической безопасно­сти жидкие моющие средства имеют пониженную моющую способность, то есть плохо отстирывают грязь. Концентра­ция ПАВ в них в 5-6 раз выше гигиенических норм. Их можно применять только в домашних условиях и только в мяг­кой воде. Они требуют дополнительного применения высокоактивных вспомогательных веществ — отбеливателей, пят­новыводителей и активаторов, то есть дополнительной химии. И сказать, что более вредно — фосфаты или эти актива­торы, — трудно.

Мировая гигиеническая наука вывела, что наиболее гигиенически безопасные стиральные порошки не должны содер­жать следующие химические компоненты: фосфаты, хлор, сульфаты, силикаты, аммиак, бор и строго ограниченное ко­личество анионных ПАВ — не более 2 %; неионогенных ПАВ одного вида — не более 3 %; солей токсичных кислот — не более 1 %; кaтиoнных ПАВ — не более 2 %; синтетических ароматизаторов — не более 0,01 % или идеально без запаха; пыли — 0,5 %; обеспечивать высокую степень выполаскивания из тканей.

Мнения: компетентные и не очень

А что же наши экологи, биологи и химики? Ведь они тоже стирают, как и все прочие жители планеты Земля. Болит ли у них душа при мысли о том вреде, что наносят фосфаты, находящиеся в стиральных порошках, человеку и окружаю­щей среде?

Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина заявляет как ученый, что заменить фосфаты нечем: «У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстан­дарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем рань­ше. В советские времена об этом вообще никто не думал — сливали в воду всякую гадость. А сегодня и стараются выпус­кать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой, — не вредящие экологии.

Раньше, насколько я помню, допус­калось содержание фосфатов до 35 %. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала… Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами».

Это — пример «компетентного» мнения.

Можно ли говорить о стандартах безопасности, если нет нормативов? Сегодня каждый человек, который хоть в малой степени, но думает о будущем своих детей, беспокоится: каким воздухом будут дышать его дети, какую воду пить, чем питаться. Тем не менее, в начале XXI века вопрос об экологии кажется коварным и с подтекстом.

Мнение доктора химических наук Льва Федорова:

«Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина — удобрения, используемые в сельском хозяй­стве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы».

Какая-то доля правды в этом есть, но очень малая! Действительно, ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. Но суть ученый не уловил: идет борьба за умы (и кошельки) потребителей, осно­вываясь именно на реальной угрозе для экологии всей планеты.

На смену одного (как доказано, вредного) вида сти­ральных порошков идет совершенно другой вид — 100-процентно безопасный для Природы и Человека, — в целом для всех и конкретно для каждого. Это — скрытая война между «старым» и «новым», в которую втянуты и политики, и госу­дарственные деятели, прикормленные конкурирующими производствами. А ученые, к сожалению, пошли по пути кра­сивого сравнения, не имеющего под собой ничего конкретного.

Наконец, Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании «P&G», вы­сказался конкретно и профессионально:

«Мы соблюдаем требования той страны, в которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в этой стране стандарты. Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании выпускают бесфосфатные моющие средства.

В СШA, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет. По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержа­щих моющих средств.

О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания. Но если и здесь все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся».

Итак, самым осведомленным экспертом оказалась не государственная организация, а компания, которая «поставляет» нам фосфаты. Более того, все, что сказал представитель «старого» метода — правда!

Вся правда о фосфатных порошках или двойные стандарты

«Думающие» потребители, узнав о том, что единых стандартов на содержание фосфатов в стиральных порошках нет, невольно начинают понимать, что важно одно: либо вредное вещество есть, либо его нет. Значит, — считают произво­дители фосфатных порошков, надо предугадать этот момент и лучше говорить правду, но… не всю, а дозированную.

То есть, в такой форме утверждается, что параллельно выпускаются и фосфатные порошки, хотя это не есть точная правда. В большинстве развитых стран мира, запрещено производство именно фосфатных порошков. В менее разви­тых, к каковым относят и Украину, и Россию, мировые производители «пристроили» запрещенное в собственной стране производство, но не запрещенное здесь, в России и Украине!

К этой уловке и прибегают производители фосфат­ных порошков, утверждая: «…мы производим стиральные порошки в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125 процентов», что действительно является правдой. А о том, что у себя на родине эти производства запрещены – ни слова!

Более того, у себя на родине этим же фирмам-производителям об экологии заботиться престижно и модно. Крупней­шие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет и производят их …с 1983 года! Од­нако для России на принадлежащем фирме «P&G» «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» — с фосфатами.

На любую новую технологию нужны огромные средства — а тут выпускали фосфатные порошки и выпускают. Народ по­купал и покупает. Зачем что-то менять? Тем более, что себестоимость порошка с цеолитом на 20 процентов выше фос­фатных.

Знают ли в правительстве России о двойных стандартах безопасности известных торговых марок? 3нают и молчат. Причина — отнюдь не легкомыслие чиновников, хуже — их заинтересованность. Потому что есть определенный «дого­вор» между транснациональными компаниями и чиновниками высшего эшелона в получении сверхприбылей. Даже за счет здоровья и бесперспективного будущего целой нации.

Предложения ученых, отечественных производителей, научно аргументированные, лежат «под сукном» в Кабинете ми­нистров и в профильном комитете России.

А «честь» вести бои на потребительском рынке бывшего СНГ достается как раз производителям фосфатных порошков, которые сглаживают проблему экологической опасности, утверждая и внося сомнения, что вообще стиральные бата­лии – мелочь, а фосфаты в стиральных порошках не такая уж и глобальная проблема.

В этих боях упорно затушевывает­ся связь между вредной стиркой и гибелью наших (не их!) рек от сине-зеленых водорослей, вырождением флоры и фауны в водоемах, генетическими мутациями и вымиранием нации от неизвестных болезней и т.д. И только журнали­сты, в силу природной тяги к сенсации, нет-нет, да напишут правду: что в Волге, Днепре вода – мертвая, а рыба – дву­полая.

Нет-нет да и всплывет тема сбросов в водоcистему страны фосфатов, которые в избытке употребляет в быту каждый из нас, желая быть «мягким, белым и пушистым», а на деле оказываясь больным с недоразвитым потомством, продолжая употреблять воду и пищу с фосфатами.

Но поднять этот пласт проблем необходимо, чтобы самим раз и навсегда понять: ЭТО вредно. А затем — объяснить дру­гим так, чтобы услышали и поверили.

«Убийственная» чистота

Итак, вернемся к особо опасному веществу — триполифосфату натрия (ТПФ). Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 %. При стирке это вещество уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Что, по идее, хорошо. Но при этом маленький плюс продукту бытовой химии оборачивается катастрофическим минусом и конкрет­ному потребителю, и соответственно, населению данного региона и страны в целом. Этот масштаб и есть катастрофа. Это признали на Западе и нашли средства с аналогичными стирающими свойствами и без тех побочных эффектов, ко­торыми печально известен триполифосфат натрия.

Но вопрос жадности: куда девать полный цикл «современного» (пусть и вредного, морально устаревшего) производ­ства? Выход один: найти страны или страну, где в силу меньшей степени цивилизации НЕ ЗHAЮT о вредности и ре­альной угрозе жизни на Земле, поступающей через стиральные порошки в водные системы, оттуда через почву в пищу человеку.

Страны бывшего СНГ оказались идеальными партнерами: политическая нестабильность, заметный экономический хаос, нечеткие правовые нормы и, самое «ценное» – отсутствие тех самых стандартов, которые могли бы перекрыть до­ступ на потребительский рынок этих стран опасных стирающих средств. Можно к этому добавить и психологический фактор — на момент освоения рынка неизбалованность наших потребителей заморскими товарами и красочными упа­ковками сделала свое дело.

Профессионально и качественно оформленные импортные порошки одним своим видом со­брали огромную массу потребителей в масштабе страны бывшего Советского Союза. Не испугала и цена. К тому же, был факт очень серьезного аргумента в пользу этих порошков – они отлично стирали.

Итак, потребителей не обманывали, уверяя, что «чистота — чисто ТАЙД». Просто умолчали о том, что эта чистота — от­рицательна, то есть вредна. Мировое сообщество уже сделало свой выбор: пусть будет просто чисто, чем вредно. Нам же, в сознании целой нации затормозившимся в своем потребительском развитии на рубеже 40-50-х годов прошлого века, нужен какой-то очень серьезный толчок, чтобы стало понятно: чистота — далеко не всегда благо.

Двойной удар

У фосфатов есть отличные «партнеры», с которыми триполифосфаты прекрасно уживаются и вредят человеку и приро­де, идя «рука об руку». Это — поверхностно-активные вещества (ПАВ), химические соединения, понижающие поверх­ностное натяжение воды.

Эти ПАВ, «синтетические мыла», обычно содержатся в порошке в количестве до 15-20 %. В ходе экспериментов на жи­вотных было установлено, что ПАВ существенно изменяют интенсивность окислительно-восстановительных реакций, влияют на активность ряда важнейших ферментов, нарушают белковый, углеводный и жировой обмен. Особенно агрессивны в своих действиях анионные ПАВ, которые способны вызывать грубые нарушения иммунитета, развитие аллергии, поражение мозга, печени, почек, легких. Это одна из причин, по которым в странах Западной Европы нало­жены строгие ограничения на использование анионных ПАВ в стиральных порошках — не более 2 %.

ПАВ способны накапливаться в органах. Например, в мозге «оседает» 1,9% общего количества ПАВ, которые попали на незащищенную кожу, в печени – 0,6%. Обладая химическим сродством с определенными компонентами мембран клеток человека, ПАВ скапливаются на клеточных мембранах, покрывая их тонким слоем, и при определенной концен­трации вызывают нарушения важнейших биохимических процессов и саму целостность клетки. Они действуют подоб­но ядам: в легких вызывают эмфизему, повреждают клетки печени, нарушают передачу нервных импульсов в централь­ной и периферической нервных системах, проникая в кровь, приводят к изменению физико-химических свойств самой крови и нарушению иммунитета в целом.

Наличие фосфатов в порошках приводит к значительному усилению токсических свойств анионных ПАВ — создаются условия для более интенсивного проникновения их как через поврежденную, так и неповрежденную кожу рук и при со­действии сульфатов, силикатов, энзимов и хлора интенсивно ее обезжиривают. Барьерные функции кожных покровов снижаются, и создаются условия для интенсивного проникновения в организм любых токсичных соединений – бакте­риологических токсинов, тяжелых металлов и пр.

Запускается конвейер патологических иммунных реакций.

Фосфаты не только усиливают проникновение ПАВ через кожу, но и способствуют накоплению этих веществ на волок­нах стираемых тканей. Они способствуют настолько крепкому соединению ПАВ с тканью, что даже 10-кратное полос­кание в горячей воде полностью не освобождает от химикатов. Сильнее всего удерживают вещества шерстяные, полу­шерстяные и хлопковые ткани. В холодной же воде ни ПАВ, ни фосфаты практически не выполаскиваются.

Обращает на себя внимание факт зависимости между расширением рынка применения фосфатных с ПАВами синтети­ческих моющих средств и снижением рождаемости.

В 1977 году издательство «Здоровье» выпустило книгу «Гигиена применения синтетических моющих средств». Изда­ние было предназначено для очень узкого круга врачей и вышло тиражом всего 1700 экземпляров. Читаем: «Анионные ПАВ оказывают воздействие на семяродный эпителий. Такой биологический эффект действия подобен ионизирующе­му излучению…».

Это значит, что ПАВ напрямую влияют на развитие бесплодия.

Экспансия на правах… «развитых» стран

Итак, Вы теперь знаете, какую опасность представляет собой ЛЮБОЙ стиральный порошок, содержащий фосфаты. В целом же, речь идет о массовом и организованном опасном воздействии на население целых стpaн. Потребительский рынок СНГ при большом числе населения и наметившемся экономическом росте оказался очень привлекательным для сбыта товаров бытовой фосфатной химии.

Когда начиналось освоение нашего рынка транснациональными компаниями, в 1990 году потребление моющих средств в России достигло 7,5 кг на одного человека в год. На сегодня годовая потребительская емкость рынка России в моющих средствах оценивается в 1200 тыс. тонн, годовая динамика роста продаж порошков составляет 15-20 %.

На территории России совместные предприятия с иностранными фирмами возникли несколько лет назад, при этом доля СМС, выпускаемых местными отечественными предприятиями, резко снизилась. Если в 1998 году 3АО «Винни­цабытхим», лидер среди украинских производителей, имел в общем объеме реализованной продукции удельный вес 52 %, то уже в 2003-м — всего 5 %.

Отсутствие конкретной стратегии, того, что называется «видением рынка» и внедре­ние предприятий со значительной долей иностранного капитала привели к тому, что битва за рынок была проиграна. Сегодня большинство отечественных производителей влачат жалкое существование, не претендуя более чем на 1 % рынка.

 

 

 

 

 

 

link

published on sakvoiazh.ru according to the materials softmixer.com

sakvoiazh.ru

Вся правда о стиральных порошках

Hа вопрос: «Безопасны ли стиральные порошки, которыми пользуется Ваша семья?» 68% опрошенных россиян в воз­расте от 20 до 65 лет отвечают, что вообще не задумываются над этим вопросом.

Аргумент прост: если товар продается, значит, он разрешен к реализации. Был бы опасным для здоровья, то его не раз­решили бы к продаже. Непосвященному потребителю в логике не откажешь. Но искренность продавца стиральных по­рошков сомнительна, потому что ни один продавец не скажет: «Я советую вам НЕ покупать этот стиральный порошок. У нас в стране НЕТ стандартов безопасности, точнее, они устарели».

Читали ли Вы когда-нибудь на какой-либо упаковке стирального порошка информацию о том, что если у Вас увеличил­ся уровень холестерина или сахара в крови, началась гиперемия легких, нервные срывы, раздражение кожных покро­вов — это следствие применения стирального порошка той или иной марки? И не прочтете. Потому что, если бы всту­пили в действие новые стандарты на стиральные порошки и моющие средства, процентов 95 из продукции бытовой химии, производимой и реализуемой на потребительских рынках России, были бы запрещены.

А ведь о том, что стиральные порошки на базе фосфатов вредны для здоровья человека и окружающей среды, часть по­требителей и Ваши потенциальные клиенты уже знают. Кто бывает за границей, быстро улавливает такие нюансы: в гостиницах постельное белье не пахнет ароматизаторaми (у нас же это — элемент обязательного шика), в супермаркетах стиральные порошки стоят дорого. Более того, те «Тайды» и «Ариэли», которыми пользуются в Европе, Америке и Ав­стралии, принципиально отличаются от тех, которые продаются в России и Украине.

То, что нам не известно — истина для европейцев

Подавляющее большинство населения стран бывшего Союза не имеет представления о том, что моющие средства, осо­бенно стиральные порошки, мировая наука классифицирует как наиболее опасные химические вещества для здоровья человека и окружающей среды среди всех веществ, с которыми потребитель контактирует в быту.

Рассматривая упаковку стирального порошка, произведенного по западной технологии, вы невольно концентрируете внимание на раскрученном ТВ-образе или слогане типа «аромат чистой свежести».

Расшифруем: «аромат» — приятный запах, «чистый» – мгновенная ассоциация с другим слоганом «чистота — залог здоро­вья», «свежесть» — молодость. Вот чего хотят потребители: приятную чистую стирку без проблем!

А проблемы есть, и очень серьезные. Однако магические слова как раз и призваны отвлечь внимание потребителя от архиважных вопросов, связанных с использованием ЛЮБОГО товара бытовой химии. Отвлечь, чтобы более внима­тельный потребитель не прочитал на упаковке «волшебного» средства цифры о содержании веществ, опасных для здо­ровья человека, употребляющего этот порошок, и водной системы данного региона в целом.

При таком положении вещей фраза, на которой выросло не одно поколение – «Чистота — залог здоровья», становится порочной. Уже не первый год экологи бьют тревогу — возрастание спроса на синтетические моющие средства, усилен­но рекламируемые телевидением, чревато очередным экологическим кризисом.

У подавляющего большинства стиральных порошков на нашем рынке основным компонентом являются составы на ос­нове триполифосфата натрия.

Представьте себе масштаб бедствия: после ЛЮБОЙ стирки (а стирают люди каждый день) с грязной водой триполи­фосфат непосредственно попадает в реки и озера. Количество триполифосфата накапливается, а потом начинает дей­ствовать как удобрение. Есть даже термин – «эутрофия», что в переводе с древнегреческого означает «хорошее пита­ние». То есть, идет усиленное переедание водной системой сбросами городов, отходами производств, плюс неграмот­но внесенными минеральными удобрениями. Такая «подкормка» воды вызывает бурное «цветение», а затем неизбеж­ное «старение» водоема. Раньше такое наблюдалось лишь в единичных реках и озерах. Теперь цветение воды — явление привычное. В местах особенного скопления опасного вещества на поверхности воды наблюдается «урожай» сине-зеле­ных водорослей, которые обладают способностью размножаться с чудовищной, почти взрывной силой: один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 кг водорослей! Подсчитаем. Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. И спасает нас пока от экологической ката­строфы только недостаточное для роста и развития водорослей количество света и тепла в осенне-зимний период.

Но, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет, фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветут» и поги­бают такие реки как Волга, Днепр, большие и малые водоемы. A их все «кормят» и «кормят» отходами стирок всей стра­ны. И так на всем постсоветском пространстве! В 1965 году в тогдашнем СССР ученые, подстегиваемые зарубежными коллегами, всерьез занимались проблемой фосфатного отравления водных систем. На тот момент в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 граммов микроорганизмов. И это уже приводило ряд ученых в ужас. Сей­час в одном кубическом метре воды Черного моря микроорганизмов в 20 раз больше! Кого это пугает? Как это вредит Черному морю? Обывателю неведомо. А водоросли, разлагаясь, выделяют в страшных количествах метан, аммиак, се­роводород. Количество кислорода в воде катастрофически уменьшается — вымирает все живое. Приспособиться к ядо­витой среде нет никаких шансов.

Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно растет и планктон. А чем больше в воде всякой взве­си, тем меньше возможности использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды. Но так как другой воды у нас нет, то приходится использовать ЭТУ, отравленную. Круг замкнулся. Мы начали травить фосфатами среду, в которой живем — мы же и получаем назад через еду и питье то, что сами отравили.

То, что знают ТАМ, недоступно нам

Итак, еще в 60-е годы в СССР проводились исследования влияния синтетических моющих средств (СМС) на окружаю­щую среду и здоровье человека. Результаты наших ученых совпали с результатами исследований их заграничных кол­лег. Не совпали только выводы: в Европе отреагировали соответствующим образом, у нас же тревожные факты были скрыты не только от общественности, но и от специалистов: врачей, химиков, экологов, психологов.

Было установлено, что основная причина отрицательного влияния моющих средств на здоровье человека обусловлена наличием в их составе соединений фосфора, которые нарушают кислотно-щелочное равновесие клеток кожи, вызывая, прежде всего, дерматологические заболевания. Помимо наружного — дерматологического воздействия, соединения фос­фора оказывают влияние и на функционирование организма в целом, поскольку при контакте с кожей они проникают непосредственно в кровь, изменяют процентное содержание в ней гемоглобина, вызывают изменение плотности сы­воротки крови, содержание белка. Нарушаются функции печени, почек, скелетных мышц, что проводит, в свою оче­редь к тяжелым отравлениям, нарушению обменных процессов и обострению хронических заболеваний. Установлено, что основной механизм воздействия соединений фосфора — взаимодействие их с липидно-белковыми мембранами и проникновение через них в различные структурные элементы клетки, вызывая тем самым тонкие, глубокие изменения в биохимических и биофизических процессах.

Соединения фосфора из СМС проникают в организм, как было установлено:

при непосредственном контакте моющих средств с кожей рук и тела;из недостаточно выполосканных тканей одежды, для стирки которых применялись фосфатные СМС;через загрязненные сточными водами источники водоснабжения.

Учитывая высокую гигиеническую опасность для живого организма фосфатных СМС, мировое сообщество установило очень жесткие требования к содержанию фосфатов в сточных водах, питьевой воде и продуктах питания.

Так, в западных странах содержание фосфатов в сточных водах должно быть не более 1 мг/л, в питьевой воде — на уровне 0,03 мг/л. Для сравнения: норматив на содержание полифосфатов в питьевой воде по ГОСТу России составля­ет 3,5 мг/л.

Для решения глобальной проблемы защиты Мирового океана и пресноводных ресурсов в начале 70-х годов под эги­дой ООН был заключен международный Договор, в котором были определены главные направления, и первое из них – сокращение и полное прекращение загрязнения водных ресурсов биогенными веществами, особенно фосфором. Дого­вор ратифицирован практически всеми членами ООН и продолжает действовать.

В отличие от стратегии умалчивания в бывшем СССР проблемы загрязнения фосфатами водных систем, в Европе и Америке об этом заговорили открыто, аргументированно, с привлечением средств массовой информации для формиро­вания нового общественного мнения. Конечно, было непросто — были противники нового взгляда на экологические проблемы.

Самая серьезная борьба разгорелась после того, как было признано: основные источники загрязнения водоемов фосфа­тами — это коммунальные стоки с остатками стиральных порошков. Долгое время противники ограничения фосфатов, лоббируемые транснациональными производителями фосфатных порошков, выдвигали теорию о том, что загрязнение водоемов происходит из-за попадания минеральных (фосфатных) удобрений. Однако исследования, проведенные сразу в нескольких странах, показали, что фосфатные удобрения — это малоподвижные соединения, и в почве после внесения они находятся до 5-8 лет. Доля загрязнения водоемов минеральными фосфатными удобрениями составляют до 5% от всего поступления фосфора. Более 80% фосфатов поступает в водоемы из-за применения фосфатных стираль­ных порошков!

Тогда же мировое сообщество разработало мероприятия для предотвращения глобальной экологической катастрофы во­доемов. В более чем пятидесяти развитых странах мира в 80-90 годах были введены законодательные ограничения или полный запрет на применение фосфатных стиральных порошков. На смену им были разработаны и внедрены в практику малофосфатные и полностью бесфосфатные на базе цеолитов синтетические моющие средства.

Одновременно, во многих странах мира началось строительство специальных очистных сооружений для удаления из сточных вод фосфора и азота. Предпринятые мероприятия позволили восстановить биологическое состояние многих рек — Рейна, Великих Озер, Миссури, Миссисипи, ряд рек и озер в Китае, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран.

Наряду с этими явными положительными результатами после отказа от форфатных сбросов имеются обширные терри­тории, где продолжается применение фосфатных порошков, а загрязненные сине-зелеными водорослями водоемы на­ходятся в состоянии экологической катастрофы. Это наблюдается в водоемах стран Восточной Европы, в Черном, Азовском и Балтийском морях, в прибрежной акватории Турции, в водоемах и реках России, Белоруссии, Украины, Центральной и Юго-Восточной Азии. Зафиксирована прямая связь между большим количеством сине-зеленых водо­рослей в водоемах ряда стран и ростом тяжелых заболеваний, уровня смертности и снижения рождаемости среди насе­ления этих государств.

На сегодняшний день в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах действует законодатель­ство, запрещающее использование фосфатов в стиральных порошках. В этих странах даже шампунь для автомобилей производится на бесфосфатной основе. В Бельгии более 80 % порошков не содержат фосфатов, в Финляндии и Шве­ции – 40 %, в Великобритании и Испании – 25, в Дании – 54, Франции — 30, Греции и Португалии — 15. В Японии уже к 1986 году фосфатов в стиральных порошках не было вообще. Законы о запрете фосфатов в стирально-моющих сред­ствах действуют в Корейской Рeспублике, на Тайване, в Гонконге, Таиланде, ЮАР. В США такие запреты охватывают более трети штатов.

От фосфатов – к цеолитам

Мировая гигиеническая наука определила три основных направления по снижению токсичности стиральных порош­ков.

Первое из них – это замещение фосфатов, умягчающих воду, цеолитами. Известные фирмы разработали рецептуру на базе цеолитов – затраты на исследования составили 500 млн. немецких марок, патент выдан в 1973 году. Однако пона­добилось еще девять лет, чтобы в 1982 году было начато массовое их производство.

В настоящее время бесфосфатные порошки на базе цеолитов занимают ведущее место в более чем 50 развитых странах мира.

Второе направление по снижению токсичности стиральных порошков — ввод законодательных ограничений и строи­тельство новых заводов (Китай, Таиланд, Индия и др.).

Третье направление — полное замещение фосфатных порошков, разработка рецептуры и производство принципиально новых стиральных порошков третьего поколения, которые превосходили бы по потребительским свойствам, гигиени­ческим и экологическим показателям стиральные порошки на базе цеолитов, поскольку цеолиты, к сожалению, — не па­нацея. Как оказалось, стиральные порошки на базе цеолитов, наряду с повышенной экологической безопасностью, имеют существенные гигиенические недостатки:

низкая выполаскиваемость остатков порошка из тканей;высокое содержание силикатов, вызывающее обезжиривание кожи;содержание более 7 % анионных поверхностно-антивных веществ (ПАВ) вместо гигиенической нормы 2 %;моющая способность ниже нормативных требований;повреждение тканей и их окраски;сверхнормативное содержание пыли.

Как переходный вариант, в период поиска, цеолиты пока устраивают ученых и потребителей. Но только на время!

Кстати, в отдельных странах пропагандируются жидкие моющие средства вместо порошкообразных СМС, например, в США и Канаде. В Европе такие средства не нашли распространения. При более повышенной экологической безопасно­сти жидкие моющие средства имеют пониженную моющую способность, то есть плохо отстирывают грязь. Концентра­ция ПАВ в них в 5-6 раз выше гигиенических норм. Их можно применять только в домашних условиях и только в мяг­кой воде. Они требуют дополнительного применения высокоактивных вспомогательных веществ — отбеливателей, пят­новыводителей и активаторов, то есть дополнительной химии. И сказать, что более вредно — фосфаты или эти актива­торы, — трудно.

Мировая гигиеническая наука вывела, что наиболее гигиенически безопасные стиральные порошки не должны содер­жать следующие химические компоненты: фосфаты, хлор, сульфаты, силикаты, аммиак, бор и строго ограниченное ко­личество анионных ПАВ — не более 2 %; неионогенных ПАВ одного вида — не более 3 %; солей токсичных кислот — не более 1 %; кaтиoнных ПАВ — не более 2 %; синтетических ароматизаторов — не более 0,01 % или идеально без запаха; пыли — 0,5 %; обеспечивать высокую степень выполаскивания из тканей.

Мнения: компетентные и не очень

А что же наши экологи, биологи и химики? Ведь они тоже стирают, как и все прочие жители планеты Земля. Болит ли у них душа при мысли о том вреде, что наносят фосфаты, находящиеся в стиральных порошках, человеку и окружаю­щей среде?

Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина заявляет как ученый, что заменить фосфаты нечем: «У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстан­дарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем рань­ше. В советские времена об этом вообще никто не думал — сливали в воду всякую гадость. А сегодня и стараются выпус­кать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой, — не вредящие экологии. Раньше, насколько я помню, допус­калось содержание фосфатов до 35 %. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала… Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами».

Можно ли говорить о стандартах безопасности, если нет нормативов? Сегодня каждый человек, который хоть в малой степени, но думает о будущем своих детей, беспокоится: каким воздухом будут дышать его дети, какую воду пить, чем питаться. Тем не менее, в начале XXI века вопрос об экологии кажется коварным и с подтекстом.

Мнение доктора химических наук Льва Федорова:

«Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина — удобрения, используемые в сельском хозяй­стве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы».

Какая-то доля правды в этом есть, но очень малая! Действительно, ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. Но суть ученый не уловил: идет борьба за умы (и кошельки) потребителей, осно­вываясь именно на реальной угрозе для экологии всей планеты. На смену одного (как доказано, вредного) вида сти­ральных порошков идет совершенно другой вид — 100-процентно безопасный для Природы и Человека, — в целом для всех и конкретно для каждого. Это — скрытая война между «старым» и «новым», в которую втянуты и политики, и госу­дарственные деятели, прикормленные конкурирующими производствами. А ученые, к сожалению, пошли по пути кра­сивого сравнения, не имеющего под собой ничего конкретного.

Наконец, Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании “P&G”, вы­сказался конкретно и профессионально:

«Мы соблюдаем требования той страны, в которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в этой стране стандарты. Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании выпускают бесфосфатные моющие средства. В СШA, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет. По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержа­щих моющих средств. О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания. Но если и здесь все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся».

Итак, самым осведомленным экспертом оказалась не государственная организация, а компания, которая «поставляет» нам фосфаты. Более того, все, что сказал представитель «старого» метода — правда!

Вся правда о фосфатных порошках или двойные стандарты

«Думающие» потребители, узнав о том, что единых стандартов на содержание фосфатов в стиральных порошках нет, невольно начинают понимать, что важно одно: либо вредное вещество есть, либо его нет. Значит, — считают произво­дители фосфатных порошков, надо предугадать этот момент и лучше говорить правду, но… не всю, а дозированную.

То есть, в такой форме утверждается, что параллельно выпускаются и фосфатные порошки, хотя это не есть точная правда. В большинстве развитых стран мира, запрещено производство именно фосфатных порошков. В менее разви­тых, к каковым относят и Украину, и Россию, мировые производители «пристроили» запрещенное в собственной стране производство, но не запрещенное здесь, в России и Украине! К этой уловке и прибегают производители фосфат­ных порошков, утверждая: «…мы производим стиральные порошки в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125 процентов», что действительно является правдой. А о том, что у себя на родине эти производства запрещены – ни слова!

Более того, у себя на родине этим же фирмам-производителям об экологии заботиться престижно и модно. Крупней­шие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет и производят их …с 1983 года! Од­нако для России на принадлежащем фирме «P&G» «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» — с фосфатами.

На любую новую технологию нужны огромные средства — а тут выпускали фосфатные порошки и выпускают. Народ по­купал и покупает. Зачем что-то менять? Тем более, что себестоимость порошка с цеолитом на 20 процентов выше фос­фатных.

Знают ли в правительстве России о двойных стандартах безопасности известных торговых марок? 3нают и молчат. Причина — отнюдь не легкомыслие чиновников, хуже — их заинтересованность. Потому что есть определенный «дого­вор» между транснациональными компаниями и чиновниками высшего эшелона в получении сверхприбылей. Даже за счет здоровья и бесперспективного будущего целой нации.

Предложения ученых, отечественных производителей, научно аргументированные, лежат «под сукном» в Кабинете ми­нистров и в профильном комитете России.

А «честь» вести бои на потребительском рынке бывшего СНГ достается как раз производителям фосфатных порошков, которые сглаживают проблему экологической опасности, утверждая и внося сомнения, что вообще стиральные бата­лии – мелочь, а фосфаты в стиральных порошках не такая уж и глобальная проблема. В этих боях упорно затушевывает­ся связь между вредной стиркой и гибелью наших (не их!) рек от сине-зеленых водорослей, вырождением флоры и фауны в водоемах, генетическими мутациями и вымиранием нации от неизвестных болезней и т.д. И только журнали­сты, в силу природной тяги к сенсации, нет-нет, да напишут правду: что в Волге, Днепре вода – мертвая, а рыба – дву­полая. Нет-нет да и всплывет тема сбросов в водоcистему страны фосфатов, которые в избытке употребляет в быту каждый из нас, желая быть «мягким, белым и пушистым», а на деле оказываясь больным с недоразвитым потомством, продолжая употреблять воду и пищу с фосфатами.

Но поднять этот пласт проблем необходимо, чтобы самим раз и навсегда понять: ЭТО вредно. А затем — объяснить дру­гим так, чтобы услышали и поверили.

«Убийственная» чистота

Итак, вернемся к особо опасному веществу — триполифосфату натрия (ТПФ). Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 %. При стирке это вещество уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Что, по идее, хорошо. Но при этом маленький плюс продукту бытовой химии оборачивается катастрофическим минусом и конкрет­ному потребителю, и соответственно, населению данного региона и страны в целом. Этот масштаб и есть катастрофа. Это признали на Западе и нашли средства с аналогичными стирающими свойствами и без тех побочных эффектов, ко­торыми печально известен триполифосфат натрия.

Но вопрос жадности: куда девать полный цикл «современного» (пусть и вредного, морально устаревшего) производ­ства? Выход один: найти страны или страну, где в силу меньшей степени цивилизации НЕ ЗHAЮT о вредности и ре­альной угрозе жизни на Земле, поступающей через стиральные порошки в водные системы, оттуда через почву в пищу человеку.

Страны бывшего СНГ оказались идеальными партнерами: политическая нестабильность, заметный экономический хаос, нечеткие правовые нормы и, самое «ценное» – отсутствие тех самых стандартов, которые могли бы перекрыть до­ступ на потребительский рынок этих стран опасных стирающих средств. Можно к этому добавить и психологический фактор — на момент освоения рынка неизбалованность наших потребителей заморскими товарами и красочными упа­ковками сделала свое дело. Профессионально и качественно оформленные импортные порошки одним своим видом со­брали огромную массу потребителей в масштабе страны бывшего Советского Союза. Не испугала и цена. К тому же, был факт очень серьезного аргумента в пользу этих порошков – они отлично стирали.

Итак, потребителей не обманывали, уверяя, что «чистота — чисто ТАЙД». Просто умолчали о том, что эта чистота — от­рицательна, то есть вредна. Мировое сообщество уже сделало свой выбор: пусть будет просто чисто, чем вредно. Нам же, в сознании целой нации затормозившимся в своем потребительском развитии на рубеже 40-50-х годов прошлого века, нужен какой-то очень серьезный толчок, чтобы стало понятно: чистота — далеко не всегда благо.

Двойной удар

У фосфатов есть отличные «партнеры», с которыми триполифосфаты прекрасно уживаются и вредят человеку и приро­де, идя «рука об руку». Это — поверхностно-активные вещества (ПАВ), химические соединения, понижающие поверх­ностное натяжение воды.

Эти ПАВ, «синтетические мыла», обычно содержатся в порошке в количестве до 15-20 %. В ходе экспериментов на жи­вотных было установлено, что ПАВ существенно изменяют интенсивность окислительно-восстановительных реакций, влияют на активность ряда важнейших ферментов, нарушают белковый, углеводный и жировой обмен. Особенно агрессивны в своих действиях анионные ПАВ, которые способны вызывать грубые нарушения иммунитета, развитие аллергии, поражение мозга, печени, почек, легких. Это одна из причин, по которым в странах Западной Европы нало­жены строгие ограничения на использование анионных ПАВ в стиральных порошках — не более 2 %.

ПАВ способны накапливаться в органах. Например, в мозге «оседает» 1,9% общего количества ПАВ, которые попали на незащищенную кожу, в печени – 0,6%. Обладая химическим сродством с определенными компонентами мембран клеток человека, ПАВ скапливаются на клеточных мембранах, покрывая их тонким слоем, и при определенной концен­трации вызывают нарушения важнейших биохимических процессов и саму целостность клетки. Они действуют подоб­но ядам: в легких вызывают эмфизему, повреждают клетки печени, нарушают передачу нервных импульсов в централь­ной и периферической нервных системах, проникая в кровь, приводят к изменению физико-химических свойств самой крови и нарушению иммунитета в целом.

Наличие фосфатов в порошках приводит к значительному усилению токсических свойств анионных ПАВ — создаются условия для более интенсивного проникновения их как через поврежденную, так и неповрежденную кожу рук и при со­действии сульфатов, силикатов, энзимов и хлора интенсивно ее обезжиривают. Барьерные функции кожных покровов снижаются, и создаются условия для интенсивного проникновения в организм любых токсичных соединений – бакте­риологических токсинов, тяжелых металлов и пр.

Запускается конвейер патологических иммунных реакций.

Фосфаты не только усиливают проникновение ПАВ через кожу, но и способствуют накоплению этих веществ на волок­нах стираемых тканей. Они способствуют настолько крепкому соединению ПАВ с тканью, что даже 10-кратное полос­кание в горячей воде полностью не освобождает от химикатов. Сильнее всего удерживают вещества шерстяные, полу­шерстяные и хлопковые ткани. В холодной же воде ни ПАВ, ни фосфаты практически не выполаскиваются.

Обращает на себя внимание факт зависимости между расширением рынка применения фосфатных с ПАВами синтети­ческих моющих средств и снижением рождаемости.

В 1977 году издательство «Здоровье» выпустило книгу «Гигиена применения синтетических моющих средств». Изда­ние было предназначено для очень узкого круга врачей и вышло тиражом всего 1700 экземпляров. Читаем: «Анионные ПАВ оказывают воздействие на семяродный эпителий. Такой биологический эффект действия подобен ионизирующе­му излучению…».

Это значит, что ПАВ напрямую влияют на развитие бесплодия.

Экспансия на правах… «развитых» стран

Итак, Вы теперь знаете, какую опасность представляет собой ЛЮБОЙ стиральный порошок, содержащий фосфаты. В целом же, речь идет о массовом и организованном опасном воздействии на население целых стpaн. Потребительский рынок СНГ при большом числе населения и наметившемся экономическом росте оказался очень привлекательным для сбыта товаров бытовой фосфатной химии.

Когда начиналось освоение нашего рынка транснациональными компаниями, в 1990 году потребление моющих средств в России достигло 7,5 кг на одного человека в год. На сегодня годовая потребительская емкость рынка России в моющих средствах оценивается в 1200 тыс. тонн, годовая динамика роста продаж порошков составляет 15-20 %.

На территории России совместные предприятия с иностранными фирмами возникли несколько лет назад, при этом доля СМС, выпускаемых местными отечественными предприятиями, резко снизилась. Если в 1998 году 3АО «Винни­цабытхим», лидер среди украинских производителей, имел в общем объеме реализованной продукции удельный вес 52 %, то уже в 2003-м — всего 5 %. Отсутствие конкретной стратегии, того, что называется «видением рынка» и внедре­ние предприятий со значительной долей иностранного капитала привели к тому, что битва за рынок была проиграна. Сегодня большинство отечественных производителей влачат жалкое существование, не претендуя более чем на 1 % рынка.

А ведь при стирке используется еще дигидрогена монооксид! А им даже дышать, и то смертельно.

infoportalru.ru

Вся правда о стиральных порошках

Hа вопрос: «Безопасны ли стиральные порошки, которыми пользуется Ваша семья?» 68% опрошенных россиян в воз­расте от 20 до 65 лет отвечают, что вообще не задумываются над этим вопросом. Аргумент прост: если товар продается, значит, он разрешен к реализации. Был бы опасным для здоровья, то его не раз­решили бы к продаже. Непосвященному потребителю в логике не откажешь. Но искренность продавца стиральных по­рошков сомнительна, потому что ни один продавец не скажет: «Я советую вам НЕ покупать этот стиральный порошок. У нас в стране НЕТ стандартов безопасности, точнее, они устарели»…

Читали ли Вы когда-нибудь на какой-либо упаковке стирального порошка информацию о том, что если у Вас увеличил­ся уровень холестерина или сахара в крови, началась гиперемия легких, нервные срывы, раздражение кожных покро­вов — это следствие применения стирального порошка той или иной марки? И не прочтете. Потому что, если бы всту­пили в действие новые стандарты на стиральные порошки и моющие средства, процентов 95 из продукции бытовой химии, производимой и реализуемой на потребительских рынках России, были бы запрещены.

А ведь о том, что стиральные порошки на базе фосфатов вредны для здоровья человека и окружающей среды, часть по­требителей и Ваши потенциальные клиенты уже знают. Кто бывает за границей, быстро улавливает такие нюансы: в гостиницах постельное белье не пахнет ароматизаторaми (у нас же это — элемент обязательного шика), в супермаркетах стиральные порошки стоят дорого. Более того, те «Тайды» и «Ариэли», которыми пользуются в Европе, Америке и Ав­стралии, принципиально отличаются от тех, которые продаются в России и Украине.

То, что нам не известно — истина для европейцев

Подавляющее большинство населения стран бывшего Союза не имеет представления о том, что моющие средства, осо­бенно стиральные порошки, мировая наука классифицирует как наиболее опасные химические вещества для здоровья человека и окружающей среды среди всех веществ, с которыми потребитель контактирует в быту.

Рассматривая упаковку стирального порошка, произведенного по западной технологии, вы невольно концентрируете внимание на раскрученном ТВ-образе или слогане типа «аромат чистой свежести».

Расшифруем: «аромат» — приятный запах, «чистый» – мгновенная ассоциация с другим слоганом «чистота — залог здоро­вья», «свежесть» — молодость. Вот чего хотят потребители: приятную чистую стирку без проблем!

А проблемы есть, и очень серьезные. Однако магические слова как раз и призваны отвлечь внимание потребителя от архиважных вопросов, связанных с использованием ЛЮБОГО товара бытовой химии. Отвлечь, чтобы более внима­тельный потребитель не прочитал на упаковке «волшебного» средства цифры о содержании веществ, опасных для здо­ровья человека, употребляющего этот порошок, и водной системы данного региона в целом.

При таком положении вещей фраза, на которой выросло не одно поколение – «Чистота — залог здоровья», становится порочной. Уже не первый год экологи бьют тревогу — возрастание спроса на синтетические моющие средства, усилен­но рекламируемые телевидением, чревато очередным экологическим кризисом.

У подавляющего большинства стиральных порошков на нашем рынке основным компонентом являются составы на ос­нове триполифосфата натрия.

Представьте себе масштаб бедствия: после ЛЮБОЙ стирки (а стирают люди каждый день) с грязной водой триполи­фосфат непосредственно попадает в реки и озера. Количество триполифосфата накапливается, а потом начинает дей­ствовать как удобрение. Есть даже термин – «эутрофия», что в переводе с древнегреческого означает «хорошее пита­ние». То есть, идет усиленное переедание водной системой сбросами городов, отходами производств, плюс неграмот­но внесенными минеральными удобрениями.

Такая «подкормка» воды вызывает бурное «цветение», а затем неизбеж­ное «старение» водоема. Раньше такое наблюдалось лишь в единичных реках и озерах. Теперь цветение воды — явление привычное. В местах особенного скопления опасного вещества на поверхности воды наблюдается «урожай» сине-зеле­ных водорослей, которые обладают способностью размножаться с чудовищной, почти взрывной силой: один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 кг водорослей!

Подсчитаем. Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. И спасает нас пока от экологической ката­строфы только недостаточное для роста и развития водорослей количество света и тепла в осенне-зимний период.

Но, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет, фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветут» и поги­бают такие реки как Волга, Днепр, большие и малые водоемы. A их все «кормят» и «кормят» отходами стирок всей стра­ны. И так на всем постсоветском пространстве!

В 1965 году в тогдашнем СССР ученые, подстегиваемые зарубежными коллегами, всерьез занимались проблемой фосфатного отравления водных систем. На тот момент в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 граммов микроорганизмов. И это уже приводило ряд ученых в ужас. Сей­час в одном кубическом метре воды Черного моря микроорганизмов в 20 раз больше!

Кого это пугает? Как это вредит Черному морю? Обывателю неведомо. А водоросли, разлагаясь, выделяют в страшных количествах метан, аммиак, се­роводород. Количество кислорода в воде катастрофически уменьшается — вымирает все живое. Приспособиться к ядо­витой среде нет никаких шансов.

Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно растет и планктон. А чем больше в воде всякой взве­си, тем меньше возможности использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды. Но так как другой воды у нас нет, то приходится использовать ЭТУ, отравленную. Круг замкнулся. Мы начали травить фосфатами среду, в которой живем — мы же и получаем назад через еду и питье то, что сами отравили.

То, что знают ТАМ, недоступно нам

Итак, еще в 60-е годы в СССР проводились исследования влияния синтетических моющих средств (СМС) на окружаю­щую среду и здоровье человека. Результаты наших ученых совпали с результатами исследований их заграничных кол­лег. Не совпали только выводы: в Европе отреагировали соответствующим образом, у нас же тревожные факты были скрыты не только от общественности, но и от специалистов: врачей, химиков, экологов, психологов.

Было установлено, что основная причина отрицательного влияния моющих средств на здоровье человека обусловлена наличием в их составе соединений фосфора, которые нарушают кислотно-щелочное равновесие клеток кожи, вызывая, прежде всего, дерматологические заболевания.

Помимо наружного — дерматологического воздействия, соединения фос­фора оказывают влияние и на функционирование организма в целом, поскольку при контакте с кожей они проникают непосредственно в кровь, изменяют процентное содержание в ней гемоглобина, вызывают изменение плотности сы­воротки крови, содержание белка. Нарушаются функции печени, почек, скелетных мышц, что проводит, в свою оче­редь к тяжелым отравлениям, нарушению обменных процессов и обострению хронических заболеваний.

Установлено, что основной механизм воздействия соединений фосфора — взаимодействие их с липидно-белковыми мембранами и проникновение через них в различные структурные элементы клетки, вызывая тем самым тонкие, глубокие изменения в биохимических и биофизических процессах.

Соединения фосфора из СМС проникают в организм, как было установлено:

при непосредственном контакте моющих средств с кожей рук и тела;из недостаточно выполосканных тканей одежды, для стирки которых применялись фосфатные СМС;через загрязненные сточными водами источники водоснабжения.

Учитывая высокую гигиеническую опасность для живого организма фосфатных СМС, мировое сообщество установило очень жесткие требования к содержанию фосфатов в сточных водах, питьевой воде и продуктах питания.

Так, в западных странах содержание фосфатов в сточных водах должно быть не более 1 мг/л, в питьевой воде — на уровне 0,03 мг/л. Для сравнения: норматив на содержание полифосфатов в питьевой воде по ГОСТу России составля­ет 3,5 мг/л.

Для решения глобальной проблемы защиты Мирового океана и пресноводных ресурсов в начале 70-х годов под эги­дой ООН был заключен международный Договор, в котором были определены главные направления, и первое из них – сокращение и полное прекращение загрязнения водных ресурсов биогенными веществами, особенно фосфором. Дого­вор ратифицирован практически всеми членами ООН и продолжает действовать.

В отличие от стратегии умалчивания в бывшем СССР проблемы загрязнения фосфатами водных систем, в Европе и Америке об этом заговорили открыто, аргументированно, с привлечением средств массовой информации для формиро­вания нового общественного мнения. Конечно, было непросто — были противники нового взгляда на экологические проблемы.

Самая серьезная борьба разгорелась после того, как было признано: основные источники загрязнения водоемов фосфа­тами — это коммунальные стоки с остатками стиральных порошков. Долгое время противники ограничения фосфатов, лоббируемые транснациональными производителями фосфатных порошков, выдвигали теорию о том, что загрязнение водоемов происходит из-за попадания минеральных (фосфатных) удобрений.

Однако исследования, проведенные сразу в нескольких странах, показали, что фосфатные удобрения — это малоподвижные соединения, и в почве после внесения они находятся до 5-8 лет. Доля загрязнения водоемов минеральными фосфатными удобрениями составляют до 5% от всего поступления фосфора. Более 80% фосфатов поступает в водоемы из-за применения фосфатных стираль­ных порошков!

Тогда же мировое сообщество разработало мероприятия для предотвращения глобальной экологической катастрофы во­доемов. В более чем пятидесяти развитых странах мира в 80-90 годах были введены законодательные ограничения или полный запрет на применение фосфатных стиральных порошков. На смену им были разработаны и внедрены в практику малофосфатные и полностью бесфосфатные на базе цеолитов синтетические моющие средства.

Одновременно, во многих странах мира началось строительство специальных очистных сооружений для удаления из сточных вод фосфора и азота. Предпринятые мероприятия позволили восстановить биологическое состояние многих рек — Рейна, Великих Озер, Миссури, Миссисипи, ряд рек и озер в Китае, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран.

Наряду с этими явными положительными результатами после отказа от форфатных сбросов имеются обширные терри­тории, где продолжается применение фосфатных порошков, а загрязненные сине-зелеными водорослями водоемы на­ходятся в состоянии экологической катастрофы. Это наблюдается в водоемах стран Восточной Европы, в Черном, Азовском и Балтийском морях, в прибрежной акватории Турции, в водоемах и реках России, Белоруссии, Украины, Центральной и Юго-Восточной Азии.

Зафиксирована прямая связь между большим количеством сине-зеленых водо­рослей в водоемах ряда стран и ростом тяжелых заболеваний, уровня смертности и снижения рождаемости среди насе­ления этих государств.

На сегодняшний день в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах действует законодатель­ство, запрещающее использование фосфатов в стиральных порошках. В этих странах даже шампунь для автомобилей производится на бесфосфатной основе.

В Бельгии более 80 % порошков не содержат фосфатов, в Финляндии и Шве­ции – 40 %, в Великобритании и Испании – 25, в Дании – 54, Франции — 30, Греции и Португалии — 15. В Японии уже к 1986 году фосфатов в стиральных порошках не было вообще. Законы о запрете фосфатов в стирально-моющих сред­ствах действуют в Корейской Рeспублике, на Тайване, в Гонконге, Таиланде, ЮАР. В США такие запреты охватывают более трети штатов.

От фосфатов – к цеолитам

Мировая гигиеническая наука определила три основных направления по снижению токсичности стиральных порош­ков.

Первое из них – это замещение фосфатов, умягчающих воду, цеолитами. Известные фирмы разработали рецептуру на базе цеолитов – затраты на исследования составили 500 млн. немецких марок, патент выдан в 1973 году. Однако пона­добилось еще девять лет, чтобы в 1982 году было начато массовое их производство.

В настоящее время бесфосфатные порошки на базе цеолитов занимают ведущее место в более чем 50 развитых странах мира.

Второе направление по снижению токсичности стиральных порошков — ввод законодательных ограничений и строи­тельство новых заводов (Китай, Таиланд, Индия и др.).

Третье направление — полное замещение фосфатных порошков, разработка рецептуры и производство принципиально новых стиральных порошков третьего поколения, которые превосходили бы по потребительским свойствам, гигиени­ческим и экологическим показателям стиральные порошки на базе цеолитов, поскольку цеолиты, к сожалению, — не па­нацея. Как оказалось, стиральные порошки на базе цеолитов, наряду с повышенной экологической безопасностью, имеют существенные гигиенические недостатки:

низкая выполаскиваемость остатков порошка из тканей;высокое содержание силикатов, вызывающее обезжиривание кожи;содержание более 7 % анионных поверхностно-антивных веществ (ПАВ) вместо гигиенической нормы 2 %;моющая способность ниже нормативных требований;повреждение тканей и их окраски;сверхнормативное содержание пыли.

Как переходный вариант, в период поиска, цеолиты пока устраивают ученых и потребителей. Но только на время!

Кстати, в отдельных странах пропагандируются жидкие моющие средства вместо порошкообразных СМС, например, в США и Канаде. В Европе такие средства не нашли распространения. При более повышенной экологической безопасно­сти жидкие моющие средства имеют пониженную моющую способность, то есть плохо отстирывают грязь. Концентра­ция ПАВ в них в 5-6 раз выше гигиенических норм. Их можно применять только в домашних условиях и только в мяг­кой воде. Они требуют дополнительного применения высокоактивных вспомогательных веществ — отбеливателей, пят­новыводителей и активаторов, то есть дополнительной химии. И сказать, что более вредно — фосфаты или эти актива­торы, — трудно.

Мировая гигиеническая наука вывела, что наиболее гигиенически безопасные стиральные порошки не должны содер­жать следующие химические компоненты: фосфаты, хлор, сульфаты, силикаты, аммиак, бор и строго ограниченное ко­личество анионных ПАВ — не более 2 %; неионогенных ПАВ одного вида — не более 3 %; солей токсичных кислот — не более 1 %; кaтиoнных ПАВ — не более 2 %; синтетических ароматизаторов — не более 0,01 % или идеально без запаха; пыли — 0,5 %; обеспечивать высокую степень выполаскивания из тканей.

Мнения: компетентные и не очень

А что же наши экологи, биологи и химики? Ведь они тоже стирают, как и все прочие жители планеты Земля. Болит ли у них душа при мысли о том вреде, что наносят фосфаты, находящиеся в стиральных порошках, человеку и окружаю­щей среде?

Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина заявляет как ученый, что заменить фосфаты нечем: «У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстан­дарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем рань­ше. В советские времена об этом вообще никто не думал — сливали в воду всякую гадость. А сегодня и стараются выпус­кать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой, — не вредящие экологии.

Раньше, насколько я помню, допус­калось содержание фосфатов до 35 %. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала... Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами».

Это — пример «компетентного» мнения.

Можно ли говорить о стандартах безопасности, если нет нормативов? Сегодня каждый человек, который хоть в малой степени, но думает о будущем своих детей, беспокоится: каким воздухом будут дышать его дети, какую воду пить, чем питаться. Тем не менее, в начале XXI века вопрос об экологии кажется коварным и с подтекстом.

Мнение доктора химических наук Льва Федорова:

«Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина — удобрения, используемые в сельском хозяй­стве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы».

Какая-то доля правды в этом есть, но очень малая! Действительно, ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. Но суть ученый не уловил: идет борьба за умы (и кошельки) потребителей, осно­вываясь именно на реальной угрозе для экологии всей планеты.

На смену одного (как доказано, вредного) вида сти­ральных порошков идет совершенно другой вид — 100-процентно безопасный для Природы и Человека, — в целом для всех и конкретно для каждого. Это — скрытая война между «старым» и «новым», в которую втянуты и политики, и госу­дарственные деятели, прикормленные конкурирующими производствами. А ученые, к сожалению, пошли по пути кра­сивого сравнения, не имеющего под собой ничего конкретного.

Наконец, Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании "P&G", вы­сказался конкретно и профессионально:

«Мы соблюдаем требования той страны, в которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в этой стране стандарты. Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании выпускают бесфосфатные моющие средства.

В СШA, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет. По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержа­щих моющих средств.

О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания. Но если и здесь все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся».

Итак, самым осведомленным экспертом оказалась не государственная организация, а компания, которая «поставляет» нам фосфаты. Более того, все, что сказал представитель «старого» метода — правда!

Вся правда о фосфатных порошках или двойные стандарты

«Думающие» потребители, узнав о том, что единых стандартов на содержание фосфатов в стиральных порошках нет, невольно начинают понимать, что важно одно: либо вредное вещество есть, либо его нет. Значит, — считают произво­дители фосфатных порошков, надо предугадать этот момент и лучше говорить правду, но... не всю, а дозированную.

То есть, в такой форме утверждается, что параллельно выпускаются и фосфатные порошки, хотя это не есть точная правда. В большинстве развитых стран мира, запрещено производство именно фосфатных порошков. В менее разви­тых, к каковым относят и Украину, и Россию, мировые производители «пристроили» запрещенное в собственной стране производство, но не запрещенное здесь, в России и Украине!

К этой уловке и прибегают производители фосфат­ных порошков, утверждая: «...мы производим стиральные порошки в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125 процентов», что действительно является правдой. А о том, что у себя на родине эти производства запрещены – ни слова!

Более того, у себя на родине этим же фирмам-производителям об экологии заботиться престижно и модно. Крупней­шие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет и производят их ...с 1983 года! Од­нако для России на принадлежащем фирме «P&G» «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» — с фосфатами.

На любую новую технологию нужны огромные средства — а тут выпускали фосфатные порошки и выпускают. Народ по­купал и покупает. Зачем что-то менять? Тем более, что себестоимость порошка с цеолитом на 20 процентов выше фос­фатных.

Знают ли в правительстве России о двойных стандартах безопасности известных торговых марок? 3нают и молчат. Причина — отнюдь не легкомыслие чиновников, хуже — их заинтересованность. Потому что есть определенный «дого­вор» между транснациональными компаниями и чиновниками высшего эшелона в получении сверхприбылей. Даже за счет здоровья и бесперспективного будущего целой нации.

Предложения ученых, отечественных производителей, научно аргументированные, лежат «под сукном» в Кабинете ми­нистров и в профильном комитете России.

А «честь» вести бои на потребительском рынке бывшего СНГ достается как раз производителям фосфатных порошков, которые сглаживают проблему экологической опасности, утверждая и внося сомнения, что вообще стиральные бата­лии – мелочь, а фосфаты в стиральных порошках не такая уж и глобальная проблема.

В этих боях упорно затушевывает­ся связь между вредной стиркой и гибелью наших (не их!) рек от сине-зеленых водорослей, вырождением флоры и фауны в водоемах, генетическими мутациями и вымиранием нации от неизвестных болезней и т.д. И только журнали­сты, в силу природной тяги к сенсации, нет-нет, да напишут правду: что в Волге, Днепре вода – мертвая, а рыба – дву­полая.

Нет-нет да и всплывет тема сбросов в водоcистему страны фосфатов, которые в избытке употребляет в быту каждый из нас, желая быть «мягким, белым и пушистым», а на деле оказываясь больным с недоразвитым потомством, продолжая употреблять воду и пищу с фосфатами.

Но поднять этот пласт проблем необходимо, чтобы самим раз и навсегда понять: ЭТО вредно. А затем — объяснить дру­гим так, чтобы услышали и поверили.

«Убийственная» чистота

Итак, вернемся к особо опасному веществу — триполифосфату натрия (ТПФ). Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 %. При стирке это вещество уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Что, по идее, хорошо. Но при этом маленький плюс продукту бытовой химии оборачивается катастрофическим минусом и конкрет­ному потребителю, и соответственно, населению данного региона и страны в целом. Этот масштаб и есть катастрофа. Это признали на Западе и нашли средства с аналогичными стирающими свойствами и без тех побочных эффектов, ко­торыми печально известен триполифосфат натрия.

Но вопрос жадности: куда девать полный цикл «современного» (пусть и вредного, морально устаревшего) производ­ства? Выход один: найти страны или страну, где в силу меньшей степени цивилизации НЕ ЗHAЮT о вредности и ре­альной угрозе жизни на Земле, поступающей через стиральные порошки в водные системы, оттуда через почву в пищу человеку.

Страны бывшего СНГ оказались идеальными партнерами: политическая нестабильность, заметный экономический хаос, нечеткие правовые нормы и, самое «ценное» – отсутствие тех самых стандартов, которые могли бы перекрыть до­ступ на потребительский рынок этих стран опасных стирающих средств. Можно к этому добавить и психологический фактор — на момент освоения рынка неизбалованность наших потребителей заморскими товарами и красочными упа­ковками сделала свое дело.

Профессионально и качественно оформленные импортные порошки одним своим видом со­брали огромную массу потребителей в масштабе страны бывшего Советского Союза. Не испугала и цена. К тому же, был факт очень серьезного аргумента в пользу этих порошков – они отлично стирали.

Итак, потребителей не обманывали, уверяя, что «чистота — чисто ТАЙД». Просто умолчали о том, что эта чистота — от­рицательна, то есть вредна. Мировое сообщество уже сделало свой выбор: пусть будет просто чисто, чем вредно. Нам же, в сознании целой нации затормозившимся в своем потребительском развитии на рубеже 40-50-х годов прошлого века, нужен какой-то очень серьезный толчок, чтобы стало понятно: чистота — далеко не всегда благо.

Двойной удар

У фосфатов есть отличные «партнеры», с которыми триполифосфаты прекрасно уживаются и вредят человеку и приро­де, идя «рука об руку». Это — поверхностно-активные вещества (ПАВ), химические соединения, понижающие поверх­ностное натяжение воды.

Эти ПАВ, «синтетические мыла», обычно содержатся в порошке в количестве до 15-20 %. В ходе экспериментов на жи­вотных было установлено, что ПАВ существенно изменяют интенсивность окислительно-восстановительных реакций, влияют на активность ряда важнейших ферментов, нарушают белковый, углеводный и жировой обмен. Особенно агрессивны в своих действиях анионные ПАВ, которые способны вызывать грубые нарушения иммунитета, развитие аллергии, поражение мозга, печени, почек, легких. Это одна из причин, по которым в странах Западной Европы нало­жены строгие ограничения на использование анионных ПАВ в стиральных порошках — не более 2 %.

ПАВ способны накапливаться в органах. Например, в мозге «оседает» 1,9% общего количества ПАВ, которые попали на незащищенную кожу, в печени – 0,6%. Обладая химическим сродством с определенными компонентами мембран клеток человека, ПАВ скапливаются на клеточных мембранах, покрывая их тонким слоем, и при определенной концен­трации вызывают нарушения важнейших биохимических процессов и саму целостность клетки. Они действуют подоб­но ядам: в легких вызывают эмфизему, повреждают клетки печени, нарушают передачу нервных импульсов в централь­ной и периферической нервных системах, проникая в кровь, приводят к изменению физико-химических свойств самой крови и нарушению иммунитета в целом.

Наличие фосфатов в порошках приводит к значительному усилению токсических свойств анионных ПАВ — создаются условия для более интенсивного проникновения их как через поврежденную, так и неповрежденную кожу рук и при со­действии сульфатов, силикатов, энзимов и хлора интенсивно ее обезжиривают. Барьерные функции кожных покровов снижаются, и создаются условия для интенсивного проникновения в организм любых токсичных соединений – бакте­риологических токсинов, тяжелых металлов и пр.

Запускается конвейер патологических иммунных реакций.

Фосфаты не только усиливают проникновение ПАВ через кожу, но и способствуют накоплению этих веществ на волок­нах стираемых тканей. Они способствуют настолько крепкому соединению ПАВ с тканью, что даже 10-кратное полос­кание в горячей воде полностью не освобождает от химикатов. Сильнее всего удерживают вещества шерстяные, полу­шерстяные и хлопковые ткани. В холодной же воде ни ПАВ, ни фосфаты практически не выполаскиваются.

Обращает на себя внимание факт зависимости между расширением рынка применения фосфатных с ПАВами синтети­ческих моющих средств и снижением рождаемости.

В 1977 году издательство «Здоровье» выпустило книгу «Гигиена применения синтетических моющих средств». Изда­ние было предназначено для очень узкого круга врачей и вышло тиражом всего 1700 экземпляров. Читаем: «Анионные ПАВ оказывают воздействие на семяродный эпителий. Такой биологический эффект действия подобен ионизирующе­му излучению...».

Это значит, что ПАВ напрямую влияют на развитие бесплодия.

Экспансия на правах... «развитых» стран

Итак, Вы теперь знаете, какую опасность представляет собой ЛЮБОЙ стиральный порошок, содержащий фосфаты. В целом же, речь идет о массовом и организованном опасном воздействии на население целых стpaн. Потребительский рынок СНГ при большом числе населения и наметившемся экономическом росте оказался очень привлекательным для сбыта товаров бытовой фосфатной химии.

Когда начиналось освоение нашего рынка транснациональными компаниями, в 1990 году потребление моющих средств в России достигло 7,5 кг на одного человека в год. На сегодня годовая потребительская емкость рынка России в моющих средствах оценивается в 1200 тыс. тонн, годовая динамика роста продаж порошков составляет 15-20 %.

На территории России совместные предприятия с иностранными фирмами возникли несколько лет назад, при этом доля СМС, выпускаемых местными отечественными предприятиями, резко снизилась. Если в 1998 году 3АО «Винни­цабытхим», лидер среди украинских производителей, имел в общем объеме реализованной продукции удельный вес 52 %, то уже в 2003-м — всего 5 %.

Отсутствие конкретной стратегии, того, что называется «видением рынка» и внедре­ние предприятий со значительной долей иностранного капитала привели к тому, что битва за рынок была проиграна. Сегодня большинство отечественных производителей влачат жалкое существование, не претендуя более чем на 1 % рынка.

 

Мысли и позиции, опубликованные на сайте, являются собственностью авторов, и могут не совпадать с точкой зрения редакции BlogNews.am.

blognews.am

Вся правда о порошках | Кризал Продукт

Вся правда о порошках

Hа вопрос: «Безопасны ли стиральные порошки, которыми пользуется Ваша семья?» 68% опрошенных россиян в возрасте от 20 до 65 лет отвечают, что вообще не задумываются над этим вопросом.

Аргумент прост: если товар продается, значит, он разрешен к реализации. Был бы опасным для здоровья, то его не разрешили бы к продаже. Непосвященному потребителю в логике не откажешь. Но искренность продавца стиральных порошков сомнительна, потому что ни один продавец не скажет: «Я советую вам НЕ покупать этот стиральный порошок. У нас в стране НЕТ стандартов безопасности, точнее, они устарели».

Читали ли Вы когда-нибудь на какой-либо упаковке стирального порошка информацию о том, что если у Вас увеличился уровень холестерина или сахара в крови, началась гиперемия легких, нервные срывы, раздражение кожных покровов - это следствие применения стирального порошка той или иной марки? И не прочтете. Потому что, если бы вступили в действие новые стандарты на стиральные порошки и моющие средства, процентов 95 из продукции бытовой химии, производимой и реализуемой на потребительских рынках России, были бы запрещены.

А ведь о том, что стиральные порошки на базе фосфатов вредны для здоровья человека и окружающей среды, часть потребителей и Ваши потенциальные клиенты уже знают. Кто бывает за границей, быстро улавливает такие нюансы: в гостиницах постельное белье не пахнет ароматизаторaми (у нас же это - элемент обязательного шика), в супермаркетах стиральные порошки стоят дорого. Более того, те «Тайды» и «Ариэли», которыми пользуются в Европе, Америке и Австралии, принципиально отличаются от тех, которые продаются в России и Украине.

То, что нам не известно - истина для европейцев

Подавляющее большинство населения стран бывшего Союза не имеет представления о том, что моющие средства, особенно стиральные порошки, мировая наука классифицирует как наиболее опасные химические вещества для здоровья человека и окружающей среды среди всех веществ, с которыми потребитель контактирует в быту.

Рассматривая упаковку стирального порошка, произведенного по западной технологии, вы невольно концентрируете внимание на раскрученном ТВ-образе или слогане типа «аромат чистой свежести».

Расшифруем: «аромат» - приятный запах, «чистый» – мгновенная ассоциация с другим слоганом «чистота - залог здоровья», «свежесть» - молодость. Вот чего хотят потребители: приятную чистую стирку без проблем!

А проблемы есть, и очень серьезные. Однако магические слова как раз и призваны отвлечь внимание потребителя от архиважных вопросов, связанных с использованием ЛЮБОГО товара бытовой химии. Отвлечь, чтобы более внимательный потребитель не прочитал на упаковке «волшебного» средства цифры о содержании веществ, опасных для здоровья человека, употребляющего этот порошок, и водной системы данного региона в целом.

При таком положении вещей фраза, на которой выросло не одно поколение – «Чистота - залог здоровья», становится порочной. Уже не первый год экологи бьют тревогу - возрастание спроса на синтетические моющие средства, усиленно рекламируемые телевидением, чревато очередным экологическим кризисом.

У подавляющего большинства стиральных порошков на нашем рынке основным компонентом являются составы на основе триполифосфата натрия.

Представьте себе масштаб бедствия: после ЛЮБОЙ стирки (а стирают люди каждый день) с грязной водой триполифосфат непосредственно попадает в реки и озера. Количество триполифосфата накапливается, а потом начинает действовать как удобрение. Есть даже термин – «эутрофия», что в переводе с древнегреческого означает «хорошее питание». То есть, идет усиленное переедание водной системой сбросами городов, отходами производств, плюс неграмотно внесенными минеральными удобрениями. Такая «подкормка» воды вызывает бурное «цветение», а затем неизбежное «старение» водоема. Раньше такое наблюдалось лишь в единичных реках и озерах. Теперь цветение воды - явление привычное. В местах особенного скопления опасного вещества на поверхности воды наблюдается «урожай» сине-зеленых водорослей, которые обладают способностью размножаться с чудовищной, почти взрывной силой: один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 кг водорослей! Подсчитаем.  Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. И спасает нас пока от экологической катастрофы только недостаточное для роста и развития водорослей количество света и тепла в осенне-зимний период.

Но, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет, фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветут» и погибают такие реки как Волга, Днепр, большие и малые водоемы. A их все «кормят» и «кормят» отходами стирок всей страны. И так на всем постсоветском пространстве! В 1965 году в тогдашнем СССР ученые, подстегиваемые зарубежными коллегами, всерьез занимались проблемой фосфатного отравления водных систем. На тот момент в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 граммов микроорганизмов. И это уже приводило ряд ученых в ужас. Сейчас в одном кубическом метре воды Черного моря микроорганизмов в 20 раз больше! Кого это пугает? Как это вредит Черному морю? Обывателю неведомо. А водоросли, разлагаясь, выделяют в страшных количествах метан, аммиак, сероводород. Количество кислорода в воде катастрофически уменьшается - вымирает все живое. Приспособиться к ядовитой среде нет никаких шансов.

Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно растет и планктон. А чем больше в воде всякой взвеси, тем меньше возможности использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды. Но так как другой воды у нас нет, то приходится использовать ЭТУ, отравленную. Круг замкнулся. Мы начали травить фосфатами среду, в которой живем - мы же и получаем назад через еду и питье то, что сами отравили.

То, что знают ТАМ, недоступно нам

Итак, еще в 60-е годы в СССР проводились исследования влияния синтетических моющих средств (СМС) на окружающую среду и здоровье человека. Результаты наших ученых совпали с результатами исследований их заграничных коллег. Не совпали только выводы: в Европе отреагировали соответствующим образом, у нас же тревожные факты были скрыты не только от общественности, но и от специалистов: врачей, химиков, экологов, психологов.

Было установлено, что основная причина отрицательного влияния моющих средств на здоровье человека обусловлена наличием в их составе соединений фосфора, которые нарушают кислотно-щелочное равновесие клеток кожи, вызывая, прежде всего, дерматологические заболевания. Помимо наружного - дерматологического воздействия, соединения фосфора оказывают влияние и на функционирование организма в целом, поскольку при контакте с кожей они проникают непосредственно в кровь, изменяют процентное содержание в ней гемоглобина, вызывают изменение плотности сыворотки крови, содержание белка. Нарушаются функции печени, почек, скелетных мышц, что проводит, в свою очередь к тяжелым отравлениям, нарушению обменных процессов и обострению хронических заболеваний. Установлено, что основной механизм воздействия соединений фосфора - взаимодействие их с липидно-белковыми мембранами и проникновение через них в различные структурные элементы клетки, вызывая тем самым тонкие, глубокие изменения в биохимических и биофизических процессах.

Соединения фосфора из СМС проникают в организм, как было установлено:

  • при непосредственном контакте моющих средств с кожей рук и тела;
  • из недостаточно выполосканных тканей одежды, для стирки которых применялись фосфатные СМС;
  • через загрязненные сточными водами источники водоснабжения.

Учитывая высокую гигиеническую опасность для живого организма фосфатных СМС, мировое сообщество установило очень жесткие требования к содержанию фосфатов в сточных водах, питьевой воде и продуктах питания.

Так, в западных странах содержание фосфатов в сточных водах должно быть не более 1 мг/л, в питьевой воде - на уровне 0,03 мг/л. Для сравнения: норматив на содержание полифосфатов в питьевой воде по ГОСТу России составляет 3,5 мг/л.

Для решения глобальной проблемы защиты Мирового океана и пресноводных ресурсов в начале 70-х годов под эгидой ООН был заключен международный Договор, в котором были определены главные направления, и первое из них – сокращение и полное прекращение загрязнения водных ресурсов биогенными веществами, особенно фосфором. Договор ратифицирован практически всеми членами ООН и продолжает действовать.

В отличие от стратегии умалчивания в бывшем СССР проблемы загрязнения фосфатами водных систем, в Европе и Америке об этом заговорили открыто, аргументированно, с привлечением средств массовой информации для формирования нового общественного мнения. Конечно, было непросто - были противники нового взгляда на экологические проблемы.

Самая серьезная борьба разгорелась после того, как было признано: основные источники загрязнения водоемов фосфатами - это коммунальные стоки с остатками стиральных порошков. Долгое время противники ограничения фосфатов, лоббируемые транснациональными производителями фосфатных порошков, выдвигали теорию о том, что загрязнение водоемов происходит из-за попадания минеральных (фосфатных) удобрений. Однако исследования, проведенные сразу в нескольких странах, показали, что фосфатные удобрения - это малоподвижные соединения, и в почве после внесения они находятся до 5-8 лет. Доля загрязнения водоемов минеральными фосфатными удобрениями составляют до 5% от всего поступления фосфора. Более 80% фосфатов поступает в водоемы из-за применения фосфатных стиральных порошков!

Тогда же мировое сообщество разработало мероприятия для предотвращения глобальной экологической катастрофы водоемов. В более чем пятидесяти развитых странах мира в 80-90 годах были введены законодательные ограничения или полный запрет на применение фосфатных стиральных порошков. На смену им были разработаны и внедрены в практику малофосфатные и полностью бесфосфатные на базе цеолитов синтетические моющие средства.

Одновременно, во многих странах мира началось строительство специальных очистных сооружений для удаления из сточных вод фосфора и азота. Предпринятые мероприятия позволили восстановить биологическое состояние многих рек - Рейна, Великих Озер, Миссури, Миссисипи, ряд рек и озер в Китае, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран.

Наряду с этими явными положительными результатами после отказа от форфатных сбросов имеются обширные территории, где продолжается применение фосфатных порошков, а загрязненные сине-зелеными водорослями водоемы находятся в состоянии экологической катастрофы. Это наблюдается в водоемах стран Восточной Европы, в Черном, Азовском и Балтийском морях, в прибрежной акватории Турции, в водоемах и реках России, Белоруссии, Украины, Центральной и Юго-Восточной Азии. Зафиксирована прямая связь между большим количеством сине-зеленых водорослей в водоемах ряда стран и ростом тяжелых заболеваний, уровня смертности и снижения рождаемости среди населения этих государств.

На сегодняшний день в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах действует законодательство, запрещающее использование фосфатов в стиральных порошках. В этих странах даже шампунь для автомобилей производится на бесфосфатной основе. В Бельгии более 80 % порошков не содержат фосфатов, в Финляндии и Швеции – 40 %, в Великобритании и Испании – 25, в Дании – 54, Франции - 30, Греции и Португалии - 15. В Японии уже к 1986 году фосфатов в стиральных порошках не было вообще. Законы о запрете фосфатов в стирально-моющих средствах действуют в Корейской Рeспублике, на Тайване, в Гонконге, Таиланде, ЮАР. В США такие запреты охватывают более трети штатов.

От фосфатов – к цеолитам

Мировая гигиеническая наука определила три основных направления по снижению токсичности стиральных порошков.

Первое из них – это замещение фосфатов, умягчающих воду, цеолитами. Известные фирмы разработали рецептуру на базе цеолитов – затраты на исследования составили 500 млн. немецких марок, патент выдан в 1973 году. Однако понадобилось еще девять лет, чтобы в 1982 году было начато массовое их производство.

В настоящее время бесфосфатные порошки на базе цеолитов занимают ведущее место в более чем 50 развитых странах мира.

Второе направление по снижению токсичности стиральных порошков - ввод законодательных ограничений и строительство новых заводов (Китай, Таиланд, Индия и др.).

Третье направление - полное замещение фосфатных порошков, разработка рецептуры и производство принципиально новых стиральных порошков третьего поколения, которые превосходили бы по потребительским свойствам, гигиеническим и экологическим показателям стиральные порошки на базе цеолитов, поскольку цеолиты, к сожалению, - не панацея. Как оказалось, стиральные порошки на базе цеолитов, наряду с повышенной экологической безопасностью, имеют существенные гигиенические недостатки:

  • низкая выполаскиваемость остатков порошка из тканей;
  • высокое содержание силикатов, вызывающее обезжиривание кожи;
  • содержание более 7 % анионных поверхностно-антивных веществ (ПАВ) вместо гигиенической нормы 2 %;
  • моющая способность ниже нормативных требований;
  • повреждение тканей и их окраски;
  • сверхнормативное содержание пыли.

Как переходный вариант, в период поиска, цеолиты пока устраивают ученых и потребителей. Но только на время!

Кстати, в отдельных странах пропагандируются жидкие моющие средства вместо порошкообразных СМС, например, в США и Канаде. В Европе такие средства не нашли распространения. При более повышенной экологической безопасности жидкие моющие средства имеют пониженную моющую способность, то есть плохо отстирывают грязь. Концентрация ПАВ в них в 5-6 раз выше гигиенических норм. Их можно применять только в домашних условиях и только в мягкой воде. Они требуют дополнительного применения высокоактивных вспомогательных веществ - отбеливателей, пятновыводителей и активаторов, то есть дополнительной химии. И сказать, что более вредно - фосфаты или эти активаторы, - трудно.

Мировая гигиеническая наука вывела, что наиболее гигиенически безопасные стиральные порошки не должны содержать следующие химические компоненты: фосфаты, хлор, сульфаты, силикаты, аммиак, бор и строго ограниченное количество анионных ПАВ - не более 2 %; неионогенных ПАВ одного вида - не более 3 %; солей токсичных кислот - не более 1 %; кaтиoнных ПАВ - не более 2 %; синтетических ароматизаторов - не более 0,01 % или идеально без запаха; пыли - 0,5 %; обеспечивать высокую степень выполаскивания из тканей.

Мнения: компетентные и не очень

А что же наши экологи, биологи и химики? Ведь они тоже стирают, как и все прочие жители планеты Земля. Болит ли у них душа при мысли о том вреде, что наносят фосфаты, находящиеся в стиральных порошках, человеку и окружающей среде?

Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина заявляет как ученый, что заменить фосфаты нечем: «У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстандарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем раньше. В советские времена об этом вообще никто не думал - сливали в воду всякую гадость. А сегодня и стараются выпускать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой, - не вредящие экологии. Раньше, насколько я помню, допускалось содержание фосфатов до 35 %. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала... Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами».

Это - пример «компетентного» мнения.

Можно ли говорить о стандартах безопасности, если нет нормативов? Сегодня каждый человек, который хоть в малой степени, но думает о будущем своих детей, беспокоится: каким воздухом будут дышать его дети, какую воду пить, чем питаться. Тем не менее, в начале XXI века вопрос об экологии кажется коварным и с подтекстом.

Мнение доктора химических наук Льва Федорова:

«Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина - удобрения, используемые в сельском хозяйстве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы».

Какая-то доля правды в этом есть, но очень малая! Действительно, ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. Но суть ученый не уловил: идет борьба за умы (и кошельки) потребителей, основываясь именно на реальной угрозе для экологии всей планеты. На смену одного (как доказано, вредного) вида стиральных порошков идет совершенно другой вид - 100-процентно безопасный для Природы и Человека, - в целом для всех и конкретно для каждого. Это - скрытая война между «старым» и «новым», в которую втянуты и политики, и государственные деятели, прикормленные конкурирующими производствами. А ученые, к сожалению, пошли по пути красивого сравнения, не имеющего под собой ничего конкретного.

Наконец, Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании "P&G", высказался конкретно и профессионально:

«Мы соблюдаем требования той страны, в которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в этой стране стандарты. Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании выпускают бесфосфатные моющие средства. В СШA, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет. По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержащих моющих средств. О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания. Но если и здесь все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся».

Итак, самым осведомленным экспертом оказалась не государственная организация, а компания, которая «поставляет» нам фосфаты. Более того, все, что сказал представитель «старого» метода - правда!

Вся правда о фосфатных порошках или двойные стандарты

«Думающие»  потребители, узнав о том, что единых стандартов на содержание фосфатов в стиральных порошках нет, невольно начинают понимать, что важно одно: либо вредное вещество есть, либо его нет. Значит, - считают производители фосфатных порошков, надо предугадать этот момент и лучше говорить правду, но... не всю, а дозированную.

То есть, в такой форме утверждается, что параллельно выпускаются и фосфатные порошки, хотя это не есть точная правда. В большинстве развитых стран мира, запрещено производство именно фосфатных порошков. В менее развитых, к каковым относят и Украину, и Россию, мировые производители «пристроили» запрещенное в собственной стране производство, но не запрещенное здесь, в России и Украине! К этой уловке и прибегают производители фосфатных порошков, утверждая: «...мы производим стиральные порошки в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125 процентов», что действительно является правдой. А о том, что у себя на родине эти производства запрещены – ни слова!

Более того, у себя на родине этим же фирмам-производителям об экологии заботиться престижно и модно. Крупнейшие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет и производят их ...с 1983 года! Однако для России на принадлежащем фирме «P&G» «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» - с фосфатами.

На любую новую технологию нужны огромные средства - а тут выпускали фосфатные порошки и выпускают. Народ покупал и покупает. Зачем что-то менять? Тем более, что себестоимость порошка с цеолитом на 20 процентов выше фосфатных.

Знают ли в правительстве России о двойных стандартах безопасности известных торговых марок? 3нают и молчат. Причина - отнюдь не легкомыслие чиновников, хуже - их заинтересованность. Потому что есть определенный «договор» между транснациональными компаниями и чиновниками высшего эшелона в получении сверхприбылей. Даже за счет здоровья и бесперспективного будущего целой нации.

Предложения ученых, отечественных производителей, научно аргументированные, лежат «под сукном» в Кабинете министров и в профильном комитете России.

А «честь» вести бои на потребительском рынке бывшего СНГ достается как раз производителям фосфатных порошков, которые сглаживают проблему экологической опасности, утверждая и внося сомнения, что вообще стиральные баталии – мелочь, а фосфаты в стиральных порошках не такая уж и глобальная проблема. В этих боях упорно затушевывается связь между вредной стиркой и гибелью наших (не их!) рек от сине-зеленых водорослей, вырождением флоры и фауны в водоемах, генетическими мутациями и вымиранием нации от неизвестных болезней и т.д. И только журналисты, в силу природной тяги к сенсации, нет-нет, да напишут правду: что в Волге, Днепре вода – мертвая, а рыба – двуполая. Нет-нет да и всплывет тема сбросов в водоcистему страны фосфатов, которые в избытке употребляет в быту каждый из нас, желая быть «мягким, белым и пушистым», а на деле оказываясь больным с недоразвитым потомством, продолжая употреблять воду и пищу с фосфатами.

Но поднять этот пласт проблем необходимо, чтобы самим раз и навсегда понять: ЭТО вредно. А затем - объяснить другим так, чтобы услышали и поверили.

«Убийственная» чистота

Итак, вернемся к особо опасному веществу - триполифосфату натрия (ТПФ). Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 %. При стирке это вещество уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Что, по идее, хорошо. Но при этом маленький плюс продукту бытовой химии оборачивается катастрофическим минусом и конкретному потребителю, и соответственно, населению данного региона и страны в целом. Этот масштаб и есть катастрофа. Это признали на Западе и нашли средства с аналогичными стирающими свойствами и без тех побочных эффектов, которыми печально известен триполифосфат натрия.

Но вопрос жадности: куда девать полный цикл «современного» (пусть и вредного, морально устаревшего) производства? Выход один: найти страны или страну, где в силу меньшей степени цивилизации НЕ ЗHAЮT о вредности и реальной угрозе жизни на Земле, поступающей через стиральные порошки в водные системы, оттуда через почву в пищу человеку.

Страны бывшего СНГ оказались идеальными партнерами: политическая нестабильность, заметный экономический хаос, нечеткие правовые нормы и, самое «ценное» – отсутствие тех самых стандартов, которые могли бы перекрыть доступ на потребительский рынок этих стран опасных стирающих средств. Можно к этому добавить и психологический фактор - на момент освоения рынка неизбалованность наших потребителей заморскими товарами и красочными упаковками сделала свое дело. Профессионально и качественно оформленные импортные порошки одним своим видом собрали огромную массу потребителей в масштабе страны бывшего Советского Союза. Не испугала и цена. К тому же, был факт очень серьезного аргумента в пользу этих порошков – они отлично стирали.

Итак, потребителей не обманывали, уверяя, что «чистота - чисто ТАЙД». Просто умолчали о том, что эта чистота - отрицательна, то есть вредна. Мировое сообщество уже сделало свой выбор: пусть будет просто чисто, чем вредно. Нам же, в сознании целой нации затормозившимся в своем потребительском развитии на рубеже 40-50-х годов прошлого века, нужен какой-то очень серьезный толчок, чтобы стало понятно: чистота - далеко не всегда благо.

Двойной удар

У фосфатов есть отличные «партнеры», с которыми триполифосфаты прекрасно уживаются и вредят человеку и природе, идя «рука об руку». Это - поверхностно-активные вещества (ПАВ), химические соединения, понижающие поверхностное натяжение воды.

Эти ПАВ, «синтетические мыла», обычно содержатся в порошке в количестве до 15-20 %. В ходе экспериментов на животных было установлено, что ПАВ существенно изменяют интенсивность окислительно-восстановительных реакций, влияют на активность ряда важнейших ферментов, нарушают белковый, углеводный и жировой обмен. Особенно агрессивны в своих действиях анионные ПАВ, которые способны вызывать грубые нарушения иммунитета, развитие аллергии, поражение мозга, печени, почек, легких. Это одна из причин, по которым в странах Западной Европы наложены строгие ограничения на использование анионных ПАВ в стиральных порошках - не более 2 %.

ПАВ способны накапливаться в органах. Например, в мозге «оседает» 1,9% общего количества ПАВ, которые попали на незащищенную кожу, в печени – 0,6%. Обладая химическим сродством с определенными компонентами мембран клеток человека, ПАВ скапливаются на клеточных мембранах, покрывая их тонким слоем, и при определенной концентрации вызывают нарушения важнейших биохимических процессов и саму целостность клетки. Они действуют подобно ядам: в легких вызывают эмфизему, повреждают клетки печени, нарушают передачу нервных импульсов в центральной и периферической нервных системах, проникая в кровь, приводят к изменению физико-химических свойств самой крови и нарушению иммунитета в целом.

Наличие фосфатов в порошках приводит к значительному усилению токсических свойств анионных ПАВ - создаются условия для более интенсивного проникновения их как через поврежденную, так и неповрежденную кожу рук и при содействии сульфатов, силикатов, энзимов и хлора интенсивно ее обезжиривают. Барьерные функции кожных покровов снижаются, и создаются условия для интенсивного проникновения в организм любых токсичных соединений – бактериологических токсинов, тяжелых металлов и пр.

Запускается конвейер патологических иммунных реакций.

Фосфаты не только усиливают проникновение ПАВ через кожу, но и способствуют накоплению этих веществ на волокнах стираемых тканей. Они способствуют настолько крепкому соединению ПАВ с тканью, что даже 10-кратное полоскание в горячей воде полностью не освобождает от химикатов. Сильнее всего удерживают вещества шерстяные, полушерстяные и хлопковые ткани. В холодной же воде ни ПАВ, ни фосфаты практически не выполаскиваются.

Обращает на себя внимание факт зависимости между расширением рынка применения фосфатных с ПАВами синтетических моющих средств и снижением рождаемости.

В 1977 году издательство «Здоровье» выпустило книгу «Гигиена применения синтетических моющих средств». Издание было предназначено для очень узкого круга врачей и вышло тиражом всего 1700 экземпляров. Читаем: «Анионные ПАВ оказывают воздействие на семяродный эпителий. Такой биологический эффект действия подобен ионизирующему излучению...».

Это значит, что ПАВ напрямую влияют на развитие бесплодия.

Экспансия на правах... «развитых» стран

Итак, Вы теперь знаете, какую опасность представляет собой ЛЮБОЙ стиральный порошок, содержащий фосфаты. В целом же, речь идет о массовом и организованном опасном воздействии на население целых стpaн. Потребительский рынок СНГ при большом числе населения и наметившемся экономическом росте оказался очень привлекательным для сбыта товаров бытовой фосфатной химии.

Когда начиналось освоение нашего рынка транснациональными компаниями, в 1990 году потребление моющих средств в России достигло 7,5 кг на одного человека в год. На сегодня годовая потребительская емкость рынка России в моющих средствах оценивается в 1200 тыс. тонн, годовая динамика роста продаж порошков составляет 15-20 %.

На территории России совместные предприятия с иностранными фирмами возникли несколько лет назад, при этом доля СМС, выпускаемых местными отечественными предприятиями, резко снизилась. Если в 1998 году 3АО «Винницабытхим», лидер среди украинских производителей, имел в общем объеме реализованной продукции удельный вес 52 %, то уже в 2003-м - всего 5 %. Отсутствие конкретной стратегии, того, что называется «видением рынка» и внедрение предприятий со значительной долей иностранного капитала привели к тому, что битва за рынок была проиграна. Сегодня большинство отечественных производителей влачат жалкое существование, не претендуя более чем на 1 % рынка.

chrisal-product.ru

Вся правда о стиральных порошках

Hа вопрос: «Безопасны ли стиральные порошки, которыми пользуется Ваша семья?» 68% опрошенных россиян в возрасте от 20 до 65 лет отвечают, что вообще не задумываются над этим вопросом. Аргумент прост: если товар продается, значит, он разрешен к реализации. Был бы опасным для здоровья, то его не разрешили бы к продаже. Непосвященному потребителю в логике не откажешь. Но искренность продавца стиральных порошков сомнительна, потому что ни один продавец не скажет: «Я советую вам НЕ покупать этот стиральный порошок. У нас в стране НЕТ стандартов безопасности, точнее, они устарели»…

Читали ли Вы когда-нибудь на какой-либо упаковке стирального порошка информацию о том, что если у Вас увеличился уровень холестерина или сахара в крови, началась гиперемия легких, нервные срывы, раздражение кожных покровов — это следствие применения стирального порошка той или иной марки? И не прочтете. Потому что, если бы вступили в действие новые стандарты на стиральные порошки и моющие средства, процентов 95 из продукции бытовой химии, производимой и реализуемой на потребительских рынках России, были бы запрещены.

А ведь о том, что стиральные порошки на базе фосфатов вредны для здоровья человека и окружающей среды, часть потребителей и Ваши потенциальные клиенты уже знают. Кто бывает за границей, быстро улавливает такие нюансы: в гостиницах постельное белье не пахнет ароматизаторaми (у нас же это — элемент обязательного шика), в супермаркетах стиральные порошки стоят дорого. Более того, те «Тайды» и «Ариэли», которыми пользуются в Европе, Америке и Австралии, принципиально отличаются от тех, которые продаются в России и Украине.

То, что нам не известно — истина для европейцев

Подавляющее большинство населения стран бывшего Союза не имеет представления о том, что моющие средства, особенно стиральные порошки, мировая наука классифицирует как наиболее опасные химические вещества для здоровья человека и окружающей среды среди всех веществ, с которыми потребитель контактирует в быту.

Рассматривая упаковку стирального порошка, произведенного по западной технологии, вы невольно концентрируете внимание на раскрученном ТВ-образе или слогане типа «аромат чистой свежести».

Расшифруем: «аромат» — приятный запах, «чистый» – мгновенная ассоциация с другим слоганом «чистота — залог здоровья», «свежесть» — молодость. Вот чего хотят потребители: приятную чистую стирку без проблем!

А проблемы есть, и очень серьезные. Однако магические слова как раз и призваны отвлечь внимание потребителя от архиважных вопросов, связанных с использованием ЛЮБОГО товара бытовой химии. Отвлечь, чтобы более внимательный потребитель не прочитал на упаковке «волшебного» средства цифры о содержании веществ, опасных для здоровья человека, употребляющего этот порошок, и водной системы данного региона в целом.

При таком положении вещей фраза, на которой выросло не одно поколение – «Чистота — залог здоровья», становится порочной. Уже не первый год экологи бьют тревогу — возрастание спроса на синтетические моющие средства, усиленно рекламируемые телевидением, чревато очередным экологическим кризисом.

У подавляющего большинства стиральных порошков на нашем рынке основным компонентом являются составы на основе триполифосфата натрия.

Представьте себе масштаб бедствия: после ЛЮБОЙ стирки (а стирают люди каждый день) с грязной водой триполифосфат непосредственно попадает в реки и озера. Количество триполифосфата накапливается, а потом начинает действовать как удобрение. Есть даже термин – «эутрофия», что в переводе с древнегреческого означает «хорошее питание». То есть, идет усиленное переедание водной системой сбросами городов, отходами производств, плюс неграмотно внесенными минеральными удобрениями.

Такая «подкормка» воды вызывает бурное «цветение», а затем неизбежное «старение» водоема. Раньше такое наблюдалось лишь в единичных реках и озерах. Теперь цветение воды — явление привычное. В местах особенного скопления опасного вещества на поверхности воды наблюдается «урожай» сине-зеленых водорослей, которые обладают способностью размножаться с чудовищной, почти взрывной силой: один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 кг водорослей!

Подсчитаем. Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. И спасает нас пока от экологической катастрофы только недостаточное для роста и развития водорослей количество света и тепла в осенне-зимний период.

Но, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет, фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветут» и погибают такие реки как Волга, Днепр, большие и малые водоемы. A их все «кормят» и «кормят» отходами стирок всей страны. И так на всем постсоветском пространстве!

В 1965 году в тогдашнем СССР ученые, подстегиваемые зарубежными коллегами, всерьез занимались проблемой фосфатного отравления водных систем. На тот момент в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 граммов микроорганизмов. И это уже приводило ряд ученых в ужас. Сейчас в одном кубическом метре воды Черного моря микроорганизмов в 20 раз больше!

Кого это пугает? Как это вредит Черному морю? Обывателю неведомо. А водоросли, разлагаясь, выделяют в страшных количествах метан, аммиак, се­роводород. Количество кислорода в воде катастрофически уменьшается — вымирает все живое. Приспособиться к ядовитой среде нет никаких шансов.

Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно растет и планктон. А чем больше в воде всякой взвеси, тем меньше возможности использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды. Но так как другой воды у нас нет, то приходится использовать ЭТУ, отравленную. Круг замкнулся. Мы начали травить фосфатами среду, в которой живем — мы же и получаем назад через еду и питье то, что сами отравили.

То, что знают ТАМ, недоступно нам

Итак, еще в 60-е годы в СССР проводились исследования влияния синтетических моющих средств (СМС) на окружающую среду и здоровье человека. Результаты наших ученых совпали с результатами исследований их заграничных коллег. Не совпали только выводы: в Европе отреагировали соответствующим образом, у нас же тревожные факты были скрыты не только от общественности, но и от специалистов: врачей, химиков, экологов, психологов.

Было установлено, что основная причина отрицательного влияния моющих средств на здоровье человека обусловлена наличием в их составе соединений фосфора, которые нарушают кислотно-щелочное равновесие клеток кожи, вызывая, прежде всего, дерматологические заболевания.

Помимо наружного — дерматологического воздействия, соединения фосфора оказывают влияние и на функционирование организма в целом, поскольку при контакте с кожей они проникают непосредственно в кровь, изменяют процентное содержание в ней гемоглобина, вызывают изменение плотности сыворотки крови, содержание белка. Нарушаются функции печени, почек, скелетных мышц, что проводит, в свою очередь к тяжелым отравлениям, нарушению обменных процессов и обострению хронических заболеваний.

Установлено, что основной механизм воздействия соединений фосфора — взаимодействие их с липидно-белковыми мембранами и проникновение через них в различные структурные элементы клетки, вызывая тем самым тонкие, глубокие изменения в биохимических и биофизических процессах.

Соединения фосфора из СМС проникают в организм, как было установлено:

при непосредственном контакте моющих средств с кожей рук и тела;из недостаточно выполосканных тканей одежды, для стирки которых применялись фосфатные СМС;через загрязненные сточными водами источники водоснабжения.

Учитывая высокую гигиеническую опасность для живого организма фосфатных СМС, мировое сообщество установило очень жесткие требования к содержанию фосфатов в сточных водах, питьевой воде и продуктах питания.

Так, в западных странах содержание фосфатов в сточных водах должно быть не более 1 мг/л, в питьевой воде — на уровне 0,03 мг/л. Для сравнения: норматив на содержание полифосфатов в питьевой воде по ГОСТу России составляет 3,5 мг/л.

Для решения глобальной проблемы защиты Мирового океана и пресноводных ресурсов в начале 70-х годов под эгидой ООН был заключен международный Договор, в котором были определены главные направления, и первое из них – сокращение и полное прекращение загрязнения водных ресурсов биогенными веществами, особенно фосфором. Договор ратифицирован практически всеми членами ООН и продолжает действовать.

В отличие от стратегии умалчивания в бывшем СССР проблемы загрязнения фосфатами водных систем, в Европе и Америке об этом заговорили открыто, аргументированно, с привлечением средств массовой информации для формирования нового общественного мнения. Конечно, было непросто — были противники нового взгляда на экологические проблемы.

Самая серьезная борьба разгорелась после того, как было признано: основные источники загрязнения водоемов фосфатами — это коммунальные стоки с остатками стиральных порошков. Долгое время противники ограничения фосфатов, лоббируемые транснациональными производителями фосфатных порошков, выдвигали теорию о том, что загрязнение водоемов происходит из-за попадания минеральных (фосфатных) удобрений.

Однако исследования, проведенные сразу в нескольких странах, показали, что фосфатные удобрения — это малоподвижные соединения, и в почве после внесения они находятся до 5-8 лет. Доля загрязнения водоемов минеральными фосфатными удобрениями составляют до 5% от всего поступления фосфора. Более 80% фосфатов поступает в водоемы из-за применения фосфатных стиральных порошков!

Тогда же мировое сообщество разработало мероприятия для предотвращения глобальной экологической катастрофы водоемов. В более чем пятидесяти развитых странах мира в 80-90 годах были введены законодательные ограничения или полный запрет на применение фосфатных стиральных порошков. На смену им были разработаны и внедрены в практику малофосфатные и полностью бесфосфатные на базе цеолитов синтетические моющие средства.

Одновременно, во многих странах мира началось строительство специальных очистных сооружений для удаления из сточных вод фосфора и азота. Предпринятые мероприятия позволили восстановить биологическое состояние многих рек — Рейна, Великих Озер, Миссури, Миссисипи, ряд рек и озер в Китае, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран.

Наряду с этими явными положительными результатами после отказа от форфатных сбросов имеются обширные территории, где продолжается применение фосфатных порошков, а загрязненные сине-зелеными водорослями водоемы находятся в состоянии экологической катастрофы. Это наблюдается в водоемах стран Восточной Европы, в Черном, Азовском и Балтийском морях, в прибрежной акватории Турции, в водоемах и реках России, Белоруссии, Украины, Центральной и Юго-Восточной Азии.

Зафиксирована прямая связь между большим количеством сине-зеленых водорослей в водоемах ряда стран и ростом тяжелых заболеваний, уровня смертности и снижения рождаемости среди населения этих государств.

На сегодняшний день в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах действует законодательство, запрещающее использование фосфатов в стиральных порошках. В этих странах даже шампунь для автомобилей производится на бесфосфатной основе.

В Бельгии более 80 % порошков не содержат фосфатов, в Финляндии и Швеции – 40 %, в Великобритании и Испании – 25, в Дании – 54, Франции — 30, Греции и Португалии — 15. В Японии уже к 1986 году фосфатов в стиральных порошках не было вообще. Законы о запрете фосфатов в стирально-моющих средствах действуют в Корейской Рeспублике, на Тайване, в Гонконге, Таиланде, ЮАР. В США такие запреты охватывают более трети штатов.

От фосфатов – к цеолитам

Мировая гигиеническая наука определила три основных направления по снижению токсичности стиральных порошков.

Первое из них – это замещение фосфатов, умягчающих воду, цеолитами. Известные фирмы разработали рецептуру на базе цеолитов – затраты на исследования составили 500 млн. немецких марок, патент выдан в 1973 году. Однако понадобилось еще девять лет, чтобы в 1982 году было начато массовое их производство.

В настоящее время бесфосфатные порошки на базе цеолитов занимают ведущее место в более чем 50 развитых странах мира.

Второе направление по снижению токсичности стиральных порошков — ввод законодательных ограничений и строительство новых заводов (Китай, Таиланд, Индия и др.).

Третье направление — полное замещение фосфатных порошков, разработка рецептуры и производство принципиально новых стиральных порошков третьего поколения, которые превосходили бы по потребительским свойствам, гигиеническим и экологическим показателям стиральные порошки на базе цеолитов, поскольку цеолиты, к сожалению, — не панацея. Как оказалось, стиральные порошки на базе цеолитов, наряду с повышенной экологической безопасностью, имеют существенные гигиенические недостатки:

низкая выполаскиваемость остатков порошка из тканей;высокое содержание силикатов, вызывающее обезжиривание кожи;содержание более 7 % анионных поверхностно-антивных веществ (ПАВ) вместо гигиенической нормы 2 %;моющая способность ниже нормативных требований;повреждение тканей и их окраски;сверхнормативное содержание пыли.

Как переходный вариант, в период поиска, цеолиты пока устраивают ученых и потребителей. Но только на время!

Кстати, в отдельных странах пропагандируются жидкие моющие средства вместо порошкообразных СМС, например, в США и Канаде. В Европе такие средства не нашли распространения. При более повышенной экологической безопасности жидкие моющие средства имеют пониженную моющую способность, то есть плохо отстирывают грязь. Концентрация ПАВ в них в 5-6 раз выше гигиенических норм. Их можно применять только в домашних условиях и только в мягкой воде. Они требуют дополнительного применения высокоактивных вспомогательных веществ — отбеливателей, пятновыводителей и активаторов, то есть дополнительной химии. И сказать, что более вредно — фосфаты или эти активаторы, — трудно.

Мировая гигиеническая наука вывела, что наиболее гигиенически безопасные стиральные порошки не должны содержать следующие химические компоненты: фосфаты, хлор, сульфаты, силикаты, аммиак, бор и строго ограниченное количество анионных ПАВ — не более 2 %; неионогенных ПАВ одного вида — не более 3 %; солей токсичных кислот — не более 1 %; кaтиoнных ПАВ — не более 2 %; синтетических ароматизаторов — не более 0,01 % или идеально без запаха; пыли — 0,5 %; обеспечивать высокую степень выполаскивания из тканей.

Мнения: компетентные и не очень

А что же наши экологи, биологи и химики? Ведь они тоже стирают, как и все прочие жители планеты Земля. Болит ли у них душа при мысли о том вреде, что наносят фосфаты, находящиеся в стиральных порошках, человеку и окружающей среде?

Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина заявляет как ученый, что заменить фосфаты нечем: «У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстандарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем раньше. В советские времена об этом вообще никто не думал — сливали в воду всякую гадость. А сегодня и стараются выпускать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой, — не вредящие экологии.

Раньше, насколько я помню, допускалось содержание фосфатов до 35 %. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала... Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами».

Это — пример «компетентного» мнения.

Можно ли говорить о стандартах безопасности, если нет нормативов? Сегодня каждый человек, который хоть в малой степени, но думает о будущем своих детей, беспокоится: каким воздухом будут дышать его дети, какую воду пить, чем питаться. Тем не менее, в начале XXI века вопрос об экологии кажется коварным и с подтекстом.

Мнение доктора химических наук Льва Федорова:

«Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина — удобрения, используемые в сельском хозяйстве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы».

Какая-то доля правды в этом есть, но очень малая! Действительно, ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. Но суть ученый не уловил: идет борьба за умы (и кошельки) потребителей, основываясь именно на реальной угрозе для экологии всей планеты.

На смену одного (как доказано, вредного) вида стиральных порошков идет совершенно другой вид — 100-процентно безопасный для Природы и Человека, — в целом для всех и конкретно для каждого. Это — скрытая война между «старым» и «новым», в которую втянуты и политики, и государственные деятели, прикормленные конкурирующими производствами. А ученые, к сожалению, пошли по пути кра­сивого сравнения, не имеющего под собой ничего конкретного.

Наконец, Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании "P&G", высказался конкретно и профессионально:

«Мы соблюдаем требования той страны, в которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в этой стране стандарты. Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании выпускают бесфосфатные моющие средства.

В СШA, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет. По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержащих моющих средств.

О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания. Но если и здесь все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся».

Итак, самым осведомленным экспертом оказалась не государственная организация, а компания, которая «поставляет» нам фосфаты. Более того, все, что сказал представитель «старого» метода — правда!

Вся правда о фосфатных порошках или двойные стандарты

«Думающие» потребители, узнав о том, что единых стандартов на содержание фосфатов в стиральных порошках нет, невольно начинают понимать, что важно одно: либо вредное вещество есть, либо его нет. Значит, — считают производители фосфатных порошков, надо предугадать этот момент и лучше говорить правду, но... не всю, а дозированную.

То есть, в такой форме утверждается, что параллельно выпускаются и фосфатные порошки, хотя это не есть точная правда. В большинстве развитых стран мира, запрещено производство именно фосфатных порошков. В менее развитых, к каковым относят и Украину, и Россию, мировые производители «пристроили» запрещенное в собственной стране производство, но не запрещенное здесь, в России и Украине!

К этой уловке и прибегают производители фосфатных порошков, утверждая: «...мы производим стиральные порошки в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125 процентов», что действительно является правдой. А о том, что у себя на родине эти производства запрещены – ни слова!

Более того, у себя на родине этим же фирмам-производителям об экологии заботиться престижно и модно. Крупнейшие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет и производят их ...с 1983 года! Однако для России на принадлежащем фирме «P&G» «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» — с фосфатами.

На любую новую технологию нужны огромные средства — а тут выпускали фосфатные порошки и выпускают. Народ покупал и покупает. Зачем что-то менять? Тем более, что себестоимость порошка с цеолитом на 20 процентов выше фосфатных.

Знают ли в правительстве России о двойных стандартах безопасности известных торговых марок? 3нают и молчат. Причина — отнюдь не легкомыслие чиновников, хуже — их заинтересованность. Потому что есть определенный «договор» между транснациональными компаниями и чиновниками высшего эшелона в получении сверхприбылей. Даже за счет здоровья и бесперспективного будущего целой нации.

Предложения ученых, отечественных производителей, научно аргументированные, лежат «под сукном» в Кабинете министров и в профильном комитете России.

А «честь» вести бои на потребительском рынке бывшего СНГ достается как раз производителям фосфатных порошков, которые сглаживают проблему экологической опасности, утверждая и внося сомнения, что вообще стиральные баталии – мелочь, а фосфаты в стиральных порошках не такая уж и глобальная проблема.

В этих боях упорно затушевывается связь между вредной стиркой и гибелью наших (не их!) рек от сине-зеленых водорослей, вырождением флоры и фауны в водоемах, генетическими мутациями и вымиранием нации от неизвестных болезней и т.д. И только журналисты, в силу природной тяги к сенсации, нет-нет, да напишут правду: что в Волге, Днепре вода – мертвая, а рыба – двуполая.

Нет-нет да и всплывет тема сбросов в водоcистему страны фосфатов, которые в избытке употребляет в быту каждый из нас, желая быть «мягким, белым и пушистым», а на деле оказываясь больным с недоразвитым потомством, продолжая употреблять воду и пищу с фосфатами.

Но поднять этот пласт проблем необходимо, чтобы самим раз и навсегда понять: ЭТО вредно. А затем — объяснить другим так, чтобы услышали и поверили.

«Убийственная» чистота

Итак, вернемся к особо опасному веществу — триполифосфату натрия (ТПФ). Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 %. При стирке это вещество уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Что, по идее, хорошо. Но при этом маленький плюс продукту бытовой химии оборачивается катастрофическим минусом и конкретному потребителю, и соответственно, населению данного региона и страны в целом. Этот масштаб и есть катастрофа. Это признали на Западе и нашли средства с аналогичными стирающими свойствами и без тех побочных эффектов, которыми печально известен триполифосфат натрия.

Но вопрос жадности: куда девать полный цикл «современного» (пусть и вредного, морально устаревшего) производства? Выход один: найти страны или страну, где в силу меньшей степени цивилизации НЕ ЗHAЮT о вредности и реальной угрозе жизни на Земле, поступающей через стиральные порошки в водные системы, оттуда через почву в пищу человеку.

Страны бывшего СНГ оказались идеальными партнерами: политическая нестабильность, заметный экономический хаос, нечеткие правовые нормы и, самое «ценное» – отсутствие тех самых стандартов, которые могли бы перекрыть доступ на потребительский рынок этих стран опасных стирающих средств. Можно к этому добавить и психологический фактор — на момент освоения рынка неизбалованность наших потребителей заморскими товарами и красочными упаковками сделала свое дело.

Профессионально и качественно оформленные импортные порошки одним своим видом собрали огромную массу потребителей в масштабе страны бывшего Советского Союза. Не испугала и цена. К тому же, был факт очень серьезного аргумента в пользу этих порошков – они отлично стирали.

Итак, потребителей не обманывали, уверяя, что «чистота — чисто ТАЙД». Просто умолчали о том, что эта чистота — отрицательна, то есть вредна. Мировое сообщество уже сделало свой выбор: пусть будет просто чисто, чем вредно. Нам же, в сознании целой нации затормозившимся в своем потребительском развитии на рубеже 40-50-х годов прошлого века, нужен какой-то очень серьезный толчок, чтобы стало понятно: чистота — далеко не всегда благо.

Двойной удар

У фосфатов есть отличные «партнеры», с которыми триполифосфаты прекрасно уживаются и вредят человеку и природе, идя «рука об руку». Это — поверхностно-активные вещества (ПАВ), химические соединения, понижающие поверхностное натяжение воды.

Эти ПАВ, «синтетические мыла», обычно содержатся в порошке в количестве до 15-20 %. В ходе экспериментов на животных было установлено, что ПАВ существенно изменяют интенсивность окислительно-восстановительных реакций, влияют на активность ряда важнейших ферментов, нарушают белковый, углеводный и жировой обмен. Особенно агрессивны в своих действиях анионные ПАВ, которые способны вызывать грубые нарушения иммунитета, развитие аллергии, поражение мозга, печени, почек, легких. Это одна из причин, по которым в странах Западной Европы наложены строгие ограничения на использование анионных ПАВ в стиральных порошках — не более 2 %.

ПАВ способны накапливаться в органах. Например, в мозге «оседает» 1,9% общего количества ПАВ, которые попали на незащищенную кожу, в печени – 0,6%. Обладая химическим сродством с определенными компонентами мембран клеток человека, ПАВ скапливаются на клеточных мембранах, покрывая их тонким слоем, и при определенной концентрации вызывают нарушения важнейших биохимических процессов и саму целостность клетки. Они действуют подобно ядам: в легких вызывают эмфизему, повреждают клетки печени, нарушают передачу нервных импульсов в центральной и периферической нервных системах, проникая в кровь, приводят к изменению физико-химических свойств самой крови и нарушению иммунитета в целом.

Наличие фосфатов в порошках приводит к значительному усилению токсических свойств анионных ПАВ — создаются условия для более интенсивного проникновения их как через поврежденную, так и неповрежденную кожу рук и при содействии сульфатов, силикатов, энзимов и хлора интенсивно ее обезжиривают. Барьерные функции кожных покровов снижаются, и создаются условия для интенсивного проникновения в организм любых токсичных соединений – бактериологических токсинов, тяжелых металлов и пр.

Запускается конвейер патологических иммунных реакций.

Фосфаты не только усиливают проникновение ПАВ через кожу, но и способствуют накоплению этих веществ на волокнах стираемых тканей. Они способствуют настолько крепкому соединению ПАВ с тканью, что даже 10-кратное полоскание в горячей воде полностью не освобождает от химикатов. Сильнее всего удерживают вещества шерстяные, полушерстяные и хлопковые ткани. В холодной же воде ни ПАВ, ни фосфаты практически не выполаскиваются.

Обращает на себя внимание факт зависимости между расширением рынка применения фосфатных с ПАВами синтетических моющих средств и снижением рождаемости.

В 1977 году издательство «Здоровье» выпустило книгу «Гигиена применения синтетических моющих средств». Издание было предназначено для очень узкого круга врачей и вышло тиражом всего 1700 экземпляров. Читаем: «Анионные ПАВ оказывают воздействие на семяродный эпителий. Такой биологический эффект действия подобен ионизирующему излучению...».

Это значит, что ПАВ напрямую влияют на развитие бесплодия.

Экспансия на правах... «развитых» стран

Итак, Вы теперь знаете, какую опасность представляет собой ЛЮБОЙ стиральный порошок, содержащий фосфаты. В целом же, речь идет о массовом и организованном опасном воздействии на население целых стpaн. Потребительский рынок СНГ при большом числе населения и наметившемся экономическом росте оказался очень привлекательным для сбыта товаров бытовой фосфатной химии.

Когда начиналось освоение нашего рынка транснациональными компаниями, в 1990 году потребление моющих средств в России достигло 7,5 кг на одного человека в год. На сегодня годовая потребительская емкость рынка России в моющих средствах оценивается в 1200 тыс. тонн, годовая динамика роста продаж порошков составляет 15-20 %.

На территории России совместные предприятия с иностранными фирмами возникли несколько лет назад, при этом доля СМС, выпускаемых местными отечественными предприятиями, резко снизилась. Если в 1998 году 3АО «Винницабытхим», лидер среди украинских производителей, имел в общем объеме реализованной продукции удельный вес 52 %, то уже в 2003-м — всего 5 %.

Отсутствие конкретной стратегии, того, что называется «видением рынка» и внедрение предприятий со значительной долей иностранного капитала привели к тому, что битва за рынок была проиграна. Сегодня большинство отечественных производителей влачат жалкое существование, не претендуя более чем на 1 % рынка.

Ссылка.

sozero.livejournal.com

Вся правда о стиральных порошках

На вопрос о безопасности стирального порошка, которым Вы пользуетесь, 68% опрошенных россиян ответили, что вообще над этим не задумываются. 

Если бы товар был опасен для здоровья, его не разрешили бы продавать. Железная логика. И никакой продавец никогда не скажет, что у нас просто нет стандартов безопасности, они просто устарели. 

На упаковке порошка Вы нее найдете информацию о том, что в результате применения данного средства у Вас повысится уровень холестерина и сахара в крови, появятся раздражения на коже, начнутся нервные срывы, гиперемия легких. Если ввести новые стандарты на моющие средства и стиральные порошки, то около 95% производимых моющих средств были бы запрещены. 

Хотя, некоторые потребители уже знают, как опасны для человека и окружающей среды фосфатные стиральные порошки. Те, кто бывает за границей, замечают: в гостиницах постельное белье не имеет ароматических добавок, в магазинах стиральные порошки дорого стоят. «Ариэли» и «Тайды», которые продаются в Европе, Америке, Австралии в корне отличаются от тех, что в России и Украине. 

То, о чем мы не знаем, известно европейцам 

Основная масса населения стран бывшего СССР не подозревает, что мировая наука считает стиральные порошки наиболее опасными для здоровья человека и окружающей среды из всех химических веществ, которые используются потребителем в быту. 

Выбирая порошок, Вы обращаете внимание на раскрученный рекламой образ или слоган. Это все для того, чтобы внимательный покупатель не прочел на упаковке информацию о содержании опасных для здоровья человека веществ. Экологи бьют тревогу не первый год. Спрос на рекламируемые моющие средства растет, а это чревато экологическим кризисом. 

Основным компонентом большинства стиральных порошков на нашем рынке является триполифосфат натрия. 

После каждой стирки это вещество с грязной водой попадает в реки и озера. Там триполифосфат накапливается и действует как удобрение, чем вызывает бурное «цветение» и «старение» водоема. Раньше это было единичное явление, теперь – привычное. В местах особенного накопления этого вещества сине-зеленые водоросли размножаются с чудовищной силой: один грамм триполифосфата вызывает рост 5-10 кг водорослей. Сейчас россияне тратят около 1 миллиона тонн стирального порошка в год. Это 300-400 тысяч тонн опасного для окружающей среды триполифосфата натрия. Только недостаточное количество тепла и света в осеннее зимний период спасает нас от экологической катастрофы. 

Но в холодной и мутной воде процесс все равно идет, водоросли растут, фосфаты накапливаются. Волга, Днепр, малые и большие водоемы «цветут» и погибают. И на всем постсоветском пространстве их все кормят и кормят отходами стирок. В 1965 году на один квадратный метр воды Черного моря приходилось не более 50 граммов микроорганизмов. Сейчас их в 20 раз больше. Обывателю неизвестно, какой от этого вред. А водоросли, разлагаясь, в огромных количествах выделяют сероводород, аммиак, метан. Как следствие, катастрофическое уменьшение количества кислорода в воде. Без возможности приспособиться к ядовитой среде вымирает все живое. 

От фосфатов активно растут не только водоросли, но и планктон. А при наличии в воде взвесей меньше возможностей использовать ее в качестве питьевой. Но другой-то воды у нас нет, и приходится использовать отравленную. Замкнутый круг. Травим фосфатами окружающую среду, а потом получаем через еду и питье то, что сами отравили. 

Знания, которые нам недоступны 

Еще в 60-е годы исследовалось влияние СМС (синтетических моющих средств) на окружающую среду и здоровье человека. В Европе отреагировали должным образом, а в СССР угрожающие факты были скрыты даже от специалистов – врачей, экологов, химиков, психологов.

Было установлено, что из-за наличия в моющих средствах соединений фосфора, они нарушают кислотно-щелочной баланс, вызывая дерматологические заболевания. Кроме того, через контакт с кожей они проникают в кровь, изменяют содержание в ней гемоглобина, плотность сыворотки крови, содержание белка. Нарушается функционирование организма в целом, почек, печени, скелетных мышц, как следствие возникают тяжелые отравления, обменные процессы нарушаются, обостряются хронические заболевания. 

Учитывая опасность СМС с фосфатами для всего живого, мировым сообществом были установлены жесткие нормы на содержание фосфатов в питьевой воде, сточных водах и продуктах питания. 

По нормам западных стран содержание фосфатов в питьевой воде не должно превышать 0,03 мг/л, а в сточных водах – 1 мг/л. В России, для сравнения, норма содержания фосфатов в питьевой воде составляет 3,5 мг/л. 

Под эгидой ООН в начале 70-х годов был заключен международный Договор, направленный на решение глобальной проблемы защиты водных ресурсов. Одно из его направлений – сокращение и прекращение загрязнения воды биогенными веществами, особенно фосфатами. Договор был ратифицирован почти всеми членами ООН и действует до сих пор. 

В Европе и Америке открыто заговорили об этой проблеме, с привлечением средств массовой информации. В СССР, напротив, была стратегия умалчивания. В 80-90 годах более чем в 50 развитых странах ввели законодательные ограничения и даже полный запрет на применение стиральных порошков с фосфатами. Их заменили малофосфатные или бесфосфатные на основе цеолитов моющие средства. 

В то же время во многих странах начали строить очистные сооружения для удаления азота и фосфора из сточных вод. Благодаря этому, удалось восстановить биологический состав многих рек – Рейна, Миссури, Миссисипи, Великих Озер, озер в Скандинавских странах, акваторию морей Европейских стран, ряд рек и озер в Китае. 

В то же время, имеются огромные территории, где продолжают применять фосфатные порошки, а водоемы с сине-зелеными водорослями уже в состоянии экологической катастрофы. Это в странах Восточной Европы, Азовском, Черном и Балтийском морях, в реках и водоемах России, Украины, Белоруссии, Центральной и Юго-Восточной Азии, в прибрежной акватории Турции. В ряде стран наблюдается зависимость между большим количеством сине-зеленых водорослей в водоемах и ростом уровня смертности, тяжелых заболеваний, снижения рождаемости. 

В настоящий момент в Германии, Австрии, Италии, Швейцарии, Норвегии и Нидерландах законодательно запрещено использовать фосфаты в стиральных порошках. Здесь даже автомобильный шампунь на бесфосфатной основе. В Бельгии более 80% порошков без фосфатов, в Швеции и Финляндии – 40%, в Испании и Великобритании – 25%, в Дании – 54%, в Португалии и Греции – 15%, во Франции – 30%. А в Японии уже к 1986 году в стиральных порошках фосфатов не было вообще. Законодательно запрещены фосфатные порошки в Корейской республике, Таиланде, Гонконге, Тайване, ЮАР. В США такие запреты существуют больше, чем в трети штатов. 

Цеолиты вместо фосфатов 

Существует три направления для снижения токсичности порошков, определенных мировой гигиенической наукой. Первое – это замена фосфатов, смягчающих воду, цеолитами. 500 миллионов немецких марок было затрачено на исследования, чтобы известные фирмы создали рецепт на основе цеолитов. В 1973 году был выдан патент, однако, массовое производство началось лишь через девять лет. 

Сейчас бесфосфатные порошки на основе цеолитов занимают лидирующее место больше, чем в 50 развитых странах. 

Второе направление – принятие законов, ограничивающих токсичность стиральных порошков, и строительство новых заводов в Китае, Индии, Таиланде. 

Третье направление – полная замена фосфатных порошков порошками третьего поколения на основе принципиально новых рецептов, которые бы превосходили по экологическим показателям и потребительским свойствам порошки на основе цеолитов. Оказалось, что последние имеют существенные гигиенические недостатки: 

плохая выполаскиваемость из тканей; повышенное содержание силикатов, которые вызывают сухость кожи; содержание анионных ПАВ (поверхностно-активных веществ) более 7% вместо нормы 2%; сниженная моющая способность; повреждение окраски тканей; повышенное содержание пыли;

Цеолиты устраивают потребителей и ученых в период поиска, как переходный вариант, только временно. 

Мировая наука по гигиене утверждает, что в составе наиболее безопасных стиральных порошков не должно быть: фосфатов, сульфатов, силикатов, хлора, бора, аммиака. Допускается ограниченное количество анионных ПАВ (не более 2%), солей токсичных кислот (не более 1%), неионогенных ПАВ одного вида (не более 3%), катионных ПАВ (не более 2%), пыли (0,5%), синтетических ароматизаторов (не более 0,01% или без запаха). Должна быть обеспечена высокая степень выполаскивания порошка. 

Двойные стандарты 

В большинстве развитых стран мира законодательно запрещено производство фосфатных порошков. В менее развитых, таких как Украина, Россия, мировые производители открыли запрещенное в их стране производство, но не запрещенное здесь. Производя фосфатные порошки, они утверждают, что производят «в соответствии со стандартами ЭТОЙ страны на 125%», и это правда. При этом они умалчивают, что у них на родине эти производства запрещены. 

У себя в стране эти же производители тщательно заботятся об экологии, это модно и престижно. Они выпускают порошки с цеолитами с 1983 года! В то же время в России на принадлежащем фирме «P&G» производстве выпускаются «Ариэль», «Тайд», «Т икс», «Миф» с фосфатами. Зачем тратить деньги на новую технологию, если народ покупал и покупает? К тому же себестоимость порошка с цеолитами выше себестоимости фосфатных порошков на 20%. 

В правительстве знают об этих двойных стандартах безопасности и молчат. И причина не в легкомыслии, а в заинтересованности чиновников. Потому что есть определенный «договор» в получении сверхприбылей, пусть даже за счет здоровья целой нации, гибели рек от сине-зеленых водорослей, флоры и фауны водоемов, мутациями и вымиранием нации от неизвестных науке болезней. Только журналисты иногда пишут правду, что в Днепре, Волге рыба двуполая, а вода мертвая. Иногда всплывает тема слива в водную систему страны фосфатов, которые использует в быту каждый из нас, желая быть «белым и пушистым». Но на деле оказывается больным с недоразвитым потомством, и продолжает употреблять пищу и воду с фосфатами. 

«Убойная» чистота 

Вернемся к особо опасному триполифосфату натрия. В стиральном порошке его содержится от 15 до 40%. Это вещество снижает жесткость воды и повышает моющие свойства порошка. Все это хорошо. Но это слишком маленький плюс по сравнению с тем катастрофически огромным минусом, в который он превращается для конкретного потребителя и региона в целом. На Западе это признали и заменили фосфаты другими веществами, с аналогичными свойствами, но без ужасающих побочных эффектов, которые присущи триполифосфату натрия. 

Но куда девать пусть и вредное, но современное производство фосфатных порошков? Ведь в него вложены огромные деньги. Выход есть: найти страны с более низким уровнем развития, где не знают о вреде фосфатов, поступающих при стирках в водную систему, водоемы, а затем через почву в пищу людей, создавая реальную угрозу жизни на земле. 

Идеальными партнерами стали страны бывшего СНГ: нестабильность в политике, экономический беспорядок, неопределенные правовые нормы, и главное – отсутствие стандартов, запретивших бы доступ на рынок опасных стиральных порошков. Профессиональная упаковка привлекла неизбалованных потребителей, к тому же эти порошки великолепно стирали. 

Утверждая, что «Чистота – чисто Тайд», нас не обманывали. Просто умалчивали о вреде этой отрицательной чистоты. И хотя мировое сообщество сделало свой выбор в пользу безопасной химии, нам нужен какой-то серьезный толчок, чтобы понять: чистота – это не всегда плюс. 

Двойной удар 

Фосфаты не одиноки, у них есть прекрасные «партнеры» по нанесению вреда человеку и окружающей среде. Это ПАВ (поверхностно-активные вещества), которые снижают поверхностное натяжение воды. 

В порошке их обычно содержится 15-20%. Эксперименты на животных показали, что ПАВ значительно влияет на интенсивность окислительно-восстановительных реакций, нарушает углеводный, белковый и жировой обмен, влияет на активность некоторых очень важных ферментов. Наиболее агрессивны анионные ПАВ, которые вызывают развитие аллергии, поражение мозга, почек, печени, легких, вызывают грубые нарушения иммунитета. В странах Западной Европы существует строгое ограничение на содержание анионных ПАВ в порошках – не более 2%. 

ПАВ имеют способность накапливаться в органах. От общего количества ПАВ, попавших на незащищенную кожу, 1,9% «оседает» в мозге, 0,6% в печени. Благодаря химическому сродству с клеточными мембранами человека, ПАВ накапливаются на мембранах клеток, покрывают их тонким слоем и, достигнув определенной концентрации, нарушают целостность клетки и важнейшие биохимические процессы. Их действие аналогично ядам – повреждают клетки печени, вызывают эмфизему в легких, нарушают передачу нервных импульсов в периферической и центральной нервной системах, проникают в кровь, приводя к изменению формулы крови и нарушению иммунитета в целом. 

Благодаря фосфатам, происходит усиление токсических свойств анионных ПАВ, они более интенсивно проникают через кожу рук обезжиренную сульфатами, силикатами, энзимами и хлором. Барьерные функции кожи снижаются и открывается путь для проникновения в организм тяжелых металлов, бактериологических токсинов, т.е. любых токсичных соединений. 

Фосфаты также способствуют накоплению ПАВ на стираемых тканях. Благодаря фосфатам даже 10-тикратное полоскание в горячей воде не освобождает ткань от химикатов полностью. Сильнее всего эти вещества удерживаются в шерстяных, полушерстяных и хлопковых тканях. При полоскании холодной водой ни фосфаты, ни ПАВ практически не выполаскиваются. 

Нельзя не заметить факт зависимости между увеличением рынка применения стиральных порошков с фосфатами и ПАВ и снижением рождаемости. Другими словами, ПАВ оказывают прямое влияние на развитие бесплодия. 

Совместные предприятия по производству СМС с привлечением иностранного капитала захватили практически весь потребительский рынок на территории СНГ. Битва за потребителя отечественными предприятиями была проиграна. Теперь они не претендуют более чем на 1% рынка, и влачат жалкое существование.

Источник:http://ecolife.dn.ua/story.php?id=61

subscribe.ru


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..